ruukr

Зимний трейл

Трейл.
(в переводе с английского означает след - путь, след или другой маршрут или проезд, используемый для путешествия).
Пролог.

Планирование этой поездки началось в первых числах ноября, когда low coast авиакомпания Germanwings прислала электронное письмо с предложениями о скидках на авиаперелёты в Германию. Прошел месяц после осеннего отпуска, а мы все никак не могли отойти от впечатлений о путешествии в страны Бенилюкса. Поэтому недолго думая, мы выкупили выгодное предложение этой авиакомпании. Начало было положено. Первым городом для посещения стал Штутгарт - столица земли Баден Вюртемберг. Дальше начался поиск возможных соревнований в этом регионе. Это осложнилось сезонными особенностями. Несмотря на то, что в Германии самый насыщенный в Европе беговой календарь, найти беговое мероприятие в недалеком радиусе оказалось достаточно сложно. Переключившись на легкоатлетические сайты и потратив несколько часов на изучение информации, мы остановились на пробеге во французских Альпах под неизвестным мне ранее названием "trail".
Следующим шагом была разработка маршрута путешествия, покупка билетов и бронирование гостиниц. Дело обычное и немного трудоемкое. Но за два месяца до начала отпуска у нас уже было все готово. Оставалось только ждать прихода билетов на поезд из Франции и Германии и собирать информацию о странах и городах.

День первый.

Он начался с обычного рабочего дня. Пятиминутка в отделении была пропущена из-за сбора вещей. Последняя проверка документов, вещей, отдание ЦУ маме, остающейся на хозяйстве, по уходу за Тасей, аквариумными рыбками и комнатными растениями.
На службе уже привыкли к моим участившимся в последнее время опозданиям, что связано, с одной стороны, с недавно начатым курсом обучения по наркологии, и выводом меня за штат - с другой стороны. Краткий инструктаж по больным для ординатора Илоны Георгиевны, составление объяснительной записки к годовому отчету, наставления по поливу комнатных растений в моем кабинете, кормлению аквариумных рыбок, кадровым вопросам, обход больных в отделении - и в путь.
На Киевский вокзал прибываем с пятиминутным зазором, что заставляет бежать вверх по эскалатору и по платформе (следующий поезд будет через 2 часа). Аэроэскпресс обещает нас доставить за 35 минут. Комфортные мягкие кресла, звукоизолирующий салон, ленивые проводники, дублирующие автоматику, электронные табло, отображающие "46 минут и 78 минут и 2135 год", напоминают нам о кусочке Родины.
Внуково встречает нас спокойствием и размеренностью. В российском терминале нам настойчиво предлагают завести кредитную банковскую карточку международного банка, но мы уходим от этой ловушки. В международном секторе пожилая женщина просит присмотреть за ее болезненного вида родственником, который очевидно впервые вылетает в Штутгарт. Мы соглашаемся, так как вид пассажира отдает некоторым психическим нездоровьем. Осмотр Duty Free, проход паспортного и таможенного контроля. Все нам уже знакомо по осеннему вояжу.
Знакомимся со средних лет мужчиной славянской внешности по имени Андрей.
- Домой?
- Нет, отдыхать! А вы?
- А я домой....- грустно отвечает наш новый знакомый.
- Почему так грустно? - спрашиваю я у него, - домой обычно летят в другом настроении.
- Дом - это Россия. Там, где родился, вырос, где остались все родные, друзья.
- На мой взгляд, дом - это там, где живешь, работаешь. Это и есть место для Родины, хоть и временной.
Поинтересовался у него возможностью обмена электронных железнодорожных билетов, купленных на сайте DB на их бумажные аналоги, но ответ его пришелся не в ракурсе моего вопроса. Он вспомнил, как служил в ГДР и как ехал на поезде из Москвы в Берлин. Да уж, далекие были времена. Мой вчерашний ночной поиск в интернете по замене выкупленных билетов так и остался нерешенным.
На борту авиалайнера нас приветствуют улыбчивые стюард и стюардесса. Мы отвечаем взаимностью. Попутчицей по третьему креслу оказалась бабулька лет 70-ти, которая подает первые признаки для знакомства. Она едет навестить своих внуков.
С небольшой десятиминутной задержкой мы отрываемся от земли и покидаем нашу заснеженную Родину. Перелет проходит в некотором нервном напряжении. Это связано с соотечественниками, которые принялись употреблять спиртное, закупленное в Duty free и громко обсуждать свои планы по предстоящему посещению Германии, чередуя русскую речь с отдельными общеизвестными репликами из немецкого языка. Никакие тонкие намеки пассажиров и бортпроводников их не смущали. Алкоголь, дополняемый широтой менталитета, делал свое дело. Мы же ограничились кофе и бутербродами, приготовленными дома. В стоимость нашего билета не входило питание в самолете.
Я решил не выключать свой мобильный телефон, несмотря на предупреждения бортпроводников. Почему то в предыдущий раз после выключения он не смог найти сеть местного оператора, и я остался без связи. К тому же перед отлетом в Германию я пополнил счет на 500 рублей, что вкупе с установленным приложением eztalk для IP-телефонии должно было сэкономить мои средства в роуминге. Мой план оказался верным лишь наполовину. Телефон быстро нашел родственную сеть О2 и сообщил по приземлении о пропущенных звонках. Через приложение я отправил две sms, совершил два рабочих непродолжительных звонка и спустя некоторое время МТС "радостно" сообщил мне, что я приблизился к порогу отключения. 600 рублей были проглочены интернет роумингом. Я читал в газете о повышении роуминговых тарифов, но такого не предполагал.
В аэропорту Штутгарта мы оперативно прошли паспортный контроль. Пограничник поинтересовался целью нашего визита и местом предполагаемого проживания. "Спорт, туризм, отели". Это его удовлетворило, он поставил штампы в наши паспорта, и мы оказались в зале получения багажа. Прошло 15 минут с момента посадки, а наш сданный в багаж, потрепанный перелетами рюкзак уже вертелся на ленте транспортера.
Следующим шагом был поиск в аэропорту терминала железнодорожного вокзала. Следуя указателям, мы оперативно нашли это место, взяв по пути бесплатную туристическую информацию. Через уже известные картоматы - fahrkarte, купили два билета до железнодорожного вокзала, заплатив 6 евро за двоих. "Семь минут до прибытия поезда S2" - гласило электронное табло на платформе, поcтепенно заполняемой прилетевшими пассажирами. Этому табло можно доверять, подумал про себя. По карте, висевшей на платформе нам необходимо проехать 11 остановок, что составляет 17 км (это я узнал из сайтa booking.com, когда бронировал гостиницу. В ночь перед поездкой я сделал распечатки маршрутов "железнодорожный вокзал - гостиница" и "аэропорт - железнодорожный вокзал", чтобы легче было ориентироваться на местности.
На вокзал мы прибыли через 25 минут. Осталось найти правильный выход, что усложнялось тем, что здесь было пересечение U-bahn, S-bahn и огромного торгового центра. Полицейская парочка, не спеша прогуливающаяся по подземной платформе между разукрашенными неформалами, не прояснила ясности в нашем вопросе, даже, несмотря на показанную им схему маршрута на английском языке.
- Воспользуйтесь такси, - посоветовала женщина-полицейский.
- Спасибо большое.
Этот совет я уже не раз слышал от немецких сограждан в затруднительных для них ситуациях. Как-то даже воспользовался. Мы проехали три километра, я заплатил 6 евро. Сравнимо с московскими расценками, но для чего тогда ноги, карта и язык?
До нашей гостиницы два километра. Воспользовавшись картой и советом пожилого гражданина, мы определили направление движения и через двадцать минут нашли нашу гостиницу Espanlaub на Charlottenstrasse 27.
На ресепшен нас приветливо встретил мужчина лет 45-ти, латиноамериканец, попросил назвать мою фамилию. Через несколько секунд мы получили ключи от 405 номера и краткий инструктаж: "Завтрак с 6:30 до 10:00. Удачного отдыха!".
Номер оказался лучше того, что я просматривал на вэб-фотографиях отеля. Лишь холодно показалось. Батареи, казалось, отключены. Но это дело оказалось поправимо прокруткой вентиля в максимально крайнее положение, на котором стояла цифра 5.
- Сколько мы путешествуем, лишь однажды у меня возникло чувство брезгливости. Это было в черкасской гостинице. Здесь же всегда чистенько и уютно, - комментировала наше заселение Надя.
Расположившись в номере, мы ушли на экскурсию в близлежащий супермаркет "Edeka", чтобы приготовить себе ужин (время было к 21-му часу). Район наш оказался напичкан секс-шопами, эротическими клубами, о чем свидетельствовала яркая неоновая реклама, но на удивление выглядел достаточно спокойным. Лишь однажды нам встретилась гулящая компания молодых парней, которые при ближайшем рассмотрении оказались соотечественниками.
Универсам поразил своим гастрономическим разнообразием. Кажется, что за время жизни в столицах привыкаешь к наличию в магазинах всевозможных изысков. Но это не так. Даже наши общепризнанные торговые брэнды "Глобус Гурмэ", "Седьмой континент" несколько отстают от продвинутой в этом отношении Европы. Многие виды продуктов нам оказались неизвестными, и лишь оставалось догадываться об их предназначении. Мы решили порадовать себя сыром, артишоками, маринованными помидорами, немецким вином и пивом, дополнив это российским деликатесами: филе из ломтиков анадары (моллюск с Сахалина) и красной икрой.
Сыры выбирали по внешнему виду. Когда мы возвратились в номер гостиницы, мне показалось, что в нашем номере плохо пахнет от ковролина, и я открыл фрамугу окна для проветривания. Может, где-то плесень развилась, а хозяева не заметили этого или экономят на ремонте. Но запах не улетучивался и усилился во время нашего ужина. Это пах один из сыров с причудливым орнаментом на верхней поверхности! Второй сыр напоминал вкус творожка с брусничными ягодами, третий - что-то среднее между шербетом и халвой с сырным привкусом. После ужина мы составили план на завтрашний день.
Штутгарт - это столица земли Баден Вюртемберг. Крупный промышленный и торговый центр. Мы решили, что начнем знакомство с городом с посещением музеев Mercedes Benz, Porsche, музеев природы и биологии. Всего, как следовало из путеводителя - в городе порядка 14 музеев. Второй точкой в планировании выступал городок Metzinger, в котором находится множество стоковых магазинов.


День второй.

Утро по старой зарубежной привычке начинается с пробежки. Когда мы шли от вокзала к гостинице, я заметил небольшой парк с очищенными от снега дорожками. Можно будет пробежать несколько кружков по нему, когда определимся с его границами. Но не удалось. Пробежав километров пять, я понял, что окончание его происходит где-то за городом и, дав команду Наде разворачиваться, убежал на очередной подъем. Для столь раннего времени бегового народу было предостаточно. Некоторые из незнакомых мне людей приветствовали меня поднятием руки и улыбками на лицах; незнакомые мне собаки не обращали на мои ускорения никакого внимания. Лишь крупные утки лениво отрывались от земли и водной глади подогреваемых прудов при моем приближении к ним. Так уютно пронеслись десять километров. С одеждой я не рассчитал и переутеплился. Но кто знал - вчера немного продрогли во время пешей прогулки.
Завтраки в недорогих гостиницах не отличаются изысками. Кофе, чай, два сока, молоко, мюсли трех видов, йогурты, фрукты, сыры, колбасы, мясная нарезка, джемы, мед, масло, булочки, хлеб четырех видов, сваренные вкрутую яйца - необходимый минимум для путешественника. Мебель добротная, посуда - французский фаянс.
"На улице уже пахнет весной!" - подметила Надя. Да, действительно. Снежные проталины на газонах чередуются с зеленеющей травой и вечнозелеными кустарниками. Городской пейзаж дополняется солнечными лучами. По дороге на вокзал мы зашли на городскую ярмарку старых вещей. Вместе с пластинками АВВА и Bony М, металлическая утварь начала ХХ века и военная амуниция Советской Армии. Следующим объектом на нашем пути выступил крытый рынок, где предлагались всевозможные восточные пряности, заморские фрукты и овощи, морские деликатесы, колбасно-сырное изобилие и громадных размеров хлеба. "Отдаленно напоминает Бессарабский рынок в Киеве" - прокомментировал я увиденное. Воспользовавшись S-bahn, мы проехали две остановки и оказались возле детища немецкого машиностроения. Как человек, достаточно равнодушный к автомобилям и считающий этот вид транспорта достаточно обременительным в условиях мегаполиса (Москвы и Санкт-Петербурга), но просмотрев восемь этажей этого шедевра, я решил, что если и приобрету когда-нибудь какой-нибудь автомобиль, то им окажется Mercedes. Хотя бы потому, что первый двигатель мощностью в одну лошадиную силу был изобретен Даймлером и Бенцом, хотя бы потому, что увиденный экспонат такси, проехавшего за 20 лет порядка двух миллионов километров, остается на ходу, хотя бы потому, что уже сто лет назад их машины осуществляли многокилометровые поездки и не ломались. А чего заслуживает их новая модификация Blue Zero, работающая на водороде и литиевых батарейках и достигающая скорости 150 километров в час! Три с половиной часа беглой прогулки по этажам музея нас несколько утомили. Всем посетителям вручался аудиогид (нам на русском языке) и, подходя к интересующемуся экспонату, ты загружаешь в него аудиоинформацию, как правило, продолжительностью 1-2 минуты. В некоторые экспонаты можно садиться, ко всему прикасаться, ну а в симуляторе за 4 евро ощутить себя гонщиком Формулы один в формате 4 D. Также запомнился комментарий аудиогида по поводу современной кареты скорой помощи. "Машина скорой помощи предназначена для оказания реанимационных мероприятий врачебно-сестринской бригадой... Современными стандартами определено восемь с половиной минут ожидания больным машины скорой помощи.... Восемь с половиной минут - такая сегодня временная цена для спасения жизни человека!". Комментарии излишни!
Мы обсуждали с Надей увиденное и задавали себе вопрос: "На сколько лет мы отстали?". Ведь еще недавно нам твердили, что страна находится в форпосте современных достижений науки и техники, а наши автомобили экспортируются в страны Европы, Америки и Азии. Увы, нам их не догнать, если только мы не станем вторым Китаем!
В дальнейшем мы решили отойти от музейной тематики и съездить в город Metzinger, который как следовало из путеводителя, находится в 30 км от столицы земли Баден-Вюртемберг. Средних лет мужчина, посмотрев висевшую на перроне карту, указал, что нам необходимо направляться на S3 и проехать десять остановок. Сам же он сел на S3 и уехал в направлении главного вокзала. Но меня несколько смутило его неуверенность в ответе, и я решил переспросить. К тому же на карте был обозначен город Mettinger. Как оказалось, не зря. Это был ложный след. Картомат подтверждал мои догадки. В необходимый нам город необходимо добираться на региональном поезде, в пути около часа, а 30 километров - это рекламная уловка. В электричке, услышав русскую речь от пожилой дамы, сидевшей напротив нас, мы уточнили у нее необходимость посещения этого городка и маршрута поездки.
- Дубленку видите на мне? Там покупала! Очень хороший шопинг и дешевый. Советую. А по поводу транспорта? Не знаю. На машине всегда туда езжу.
Оставив нашу затею с посещением этого городка и музеев (последние закрываются в 17:00 - 18:00), мы занялись покупкой билетов. По интернету я заказал и оплатил билеты по маршруту Штутгарт-Фрайбург и Фрайбург-Цюрих, также как и их пересылку по почте. Но наша почта не справилась с такой архисложной для нее задачей, как доставка билетов адресату. За что мы платим деньги, соизмеримые с европейскими расценками? Не знаю. Уже не первый раз этот монополист подводит меня. Я написал два письма в представительство немецких дорог в Гамбурге и французских в Лионе, но получал ответ: "Ваши билеты высланы по указанному вами адресу, пересекли границы Германии (Франции). Если вы их не получите ко времени вашего путешествия, заполните декларацию возврата, приложите заверительные документы, мы компенсируем ваши расходы...". Про себя подумал, что покупка билетов на поезд через интернет в России является более удобной процедурой. Уже сейчас в 30% поездах введена электронная регистрация пассажира, что не требует даже самого бланка билета.
Билетов по почте мы так и не дождались. Видимо, они исчезли на наших необъятных просторах. Надо было покупать электронные версии. На вокзале в Штутгарте я еще раз уточнил последовательность моих действий у кассира, попросил ее выдать формуляр для заполнения возврата денежных средств, а также новый экземпляр билетов. Через картомат (его интерфейс поддерживал 5 языков) я узнал о билетах "выходного дня". Он стоит 30 евро, им можно пользоваться по всей земле Баден-Вюртемберг, предназначен для поездки пяти человек. Справившись с этой задачей, мы ушли на осмотры достопримечательностей немецких магазинов, которые привлекали к себе вниманием указанием значков "%" на своих витринах. Но цифры не поражали значительностью. Как правило, 10-20% и на товары широкого потребления. Хотя, если сравнивать с московскими ценами, то здесь товар предлагался по более низким расценкам. В некоторых продуктовых магазинах я заметил скидки от 1 евроцента.
Ужин мы решили посвятить изучению тропических деликатесов. Мангостин, питахайя, тамарил, ромбутан дополнились сырами и овощами. Последний день в Штутгарте. Впереди Фрайбург.


День третий.

Утренняя пробежка по ночному городскому парку. Завтрак. Расчет с портье. Мои объяснения по поводу того, что с моей карточки уже снято 100 евро за проживание, в расчет не принимались. Портье продолжал улыбаться и интересовался способом оплаты "наличностью или карточкой?". Я решил заплатить карточкой и написать жалобу в адрес отеля и букинга о "двойной оплате". Хорошо, что я знал об этой системе и у меня были запасные варианты карточек (снятые средства возвратились на карточку спустя месяц).
С двумя пересадками, короткими остановками, за три часа мы добрались до столицы Шварцвальда - двухсоттысячного города Фрайбург. Как говорят местные жители: "Это самый большой из маленьких городов Германии".
Время в поездах Германии бежит быстро и незаметно. Они комфортны, бесшумны, всегда есть свободные места (билеты с открытой датой на 3 месяца, неименные, без указания места и вагона), остановки на станциях не более одной минуты, есть объявления о приближении к остановке (аудио, видео), нет проводников. В некоторых поездах (ICE) есть электронные табло скорости (до 300 км/час), температуры воздуха и другой информации, а в спинках кресел размещены встроенные телевизионные приемники. Они оборудованы вагоном-рестораном - bord bistro. Билеты на эти поезда стоят на 25% дороже. Но есть система скидок и дисконтных карт на покупку билетов (25%, 50%). Ночных поездов в Германии мало, а в ряде других стран и вовсе нет.
В поездах международных маршрутов, как правило, не проверяют билеты, но в случае проверки можно лишиться шенгенской визы, что сопровождается крупным денежным штрафом (40 евро + стоимость билета).
Как правило, немцы ведут себя относительно спокойно и дружелюбно во время путешествий. Лишь на одном из перегонов мы столкнулись с шумной компанией, разодетой в овечьи шкуры, устрашающими масками, черного цвета чешуйчатых костюмах, обвешанных бубенцами, поющими гимны и распивающими пиво (кроме стариков и детей). Но они аккомпанировали нашему путешествию лишь семь минут, до ближайшей остановки. Выйдя из поезда, построившись колонной, они ушли к месту своего сегодняшнего маскарада.
Мы же по приезду в город, сориентировавшись по карте на вокзале и моим распечаткам из интернета, определили маршрут движения к гостинице. Это самый удаленный отель из забронированных мною. Он расположен в 17 километрах от железнодорожного вокзала. Самым удобным видом транспорта к нему была электричка, которая, как следовало из расписания, курсирует каждые 15-20 минут. Это оказался комфортабельный и бесшумный дизель-поезд, состоящий из одного-двух уютных вагонов, разгоняющийся до скорости 150 километров в час. Время в пути - 9 минут.
- Наша остановка Hugstetten. Далее полтора километра до поселка Hochdorf, где расположен наш Gastahause Sonne, - комментировал я наши планы для Нади.
- Да, это похоже на деревеньку, - сказала Надя по выходу из поезда, - даже навозом пахнет.
- Это и есть деревня, включенная в городской агломерат.
Мы шли по чистому тротуару, фотографировали гордых павлинов, распушивших яркие хвосты на фоне стогов прошлогоднего сена и неспешно вышагивающих по дворику придорожного отеля. В воздухе пахло весной, что подтверждалось весело журчащими ручьями, зеленеющей травой, набухшими ивовыми почками. Кое-где уже показались желто-синие фиалки.
- Тебе не кажется, что это напоминает Крым?
- Да, только тем, что зимой там тоже цветут фиалки и зеленеет трава, - сказала Надя.
Действительно. Все остальное было слишком ухожено. Кажется, что попал в сказочный городок, из которого убежали все жители. Улицы были пусты и чисты, лишь иногда неспешно курсировали автомобили. Изгороди домов были импровизированы и состояли из зеленых насаждений высотой до 50 см. Мы заметили любовь местных жителей к всевозможным глиняным статуэткам (птицам, кошкам, собакам, гномам), которые были искусно расставлены между подстриженными кустарниками. Так пройдя два километра от станции, заметив по пути супермаркет Penny и деревенскую ратушу, мы оказались у нашего отеля. Он представлял собой трехэтажный дом, на подворье которого была парковка и курятник. О назначении последнего я догадался по исходящим из него звукам. Но ресепшен был закрыт, на дверях висела записка, на немецком языке. Мы исследовали все три этажа, но признаков жизни в нем не обнаружили. Точнее звуков. Тихо, чисто, уютно, экономные лампочки, зажигающиеся на минуту и 55 секунд при нажатии выключателя. Перевели с помощью программы PROMT записку. Следовало следующее: "Недолго отсутствую. Извините. Буду в 13:30". Наше двадцатиминутное ожидание, разбавленное изучением достопримечательностей отеля, чаепитием, ознаменовалось прибытием хозяйки отеля, ее детей и супруга. Семья ездила за покупками в супермаркет.
Хозяйкой оказалась женщина средних лет, скромно одетая, без следов макияжа, плохо понимающая английскую речь. Не спросив фамилии, аусвайса, длительности нашего пребывания, нам выдали ключ от одиннадцатого номера с инструктажем "завтрак с шести до десяти".
Номер был небольшой, но чистый и уютный. Заметен был недавний ремонт. Мебель отличалась пятидесятилетней давностью. Сельский супермаркет по воскресеньям не работал. Переодевшись и сменив наш дорожный гардероб, мы уехали на дизеле в центр Фрайбурга.
Полтора года назад знакомство с Германией началось именно с этого города. Тогда я посетил этот город по приглашению родственников больного, которого вместе с питерскими коллегами мы длительно лечили от наркотических пристрастий. Здесь во Фрайбурге, в университетской клинике психиатрии он впервые начинал лечение от психотического расстройства, возникшего на фоне злоупотребления амфетаминами. Сейчас наш больной лечится в закрытом поселении Карелии.
Целью нашего двухдневного визита было посещение этой клиники и прогулка по городу. Город знаменит своим университетом, в стенах которого обучаются 50 тыс. студентов, что накладывает соответствующий колорит на него. Множество закусочных, кафе, велосипедов и прочих атрибутов молодежной жизни.
Из особенностей я обнаружил следующее. Здесь гораздо спокойнее чем в Штутгарте. Нет какого-то напряжения, которое прослеживалось там. Красивые дома XV-XVI веков соседствуют с супермаркетами, ратушами и офисными зданиями. Улицы заполнены стандартным набором европейских брендовых магазинов. Цены мало отличаются. Что на вокзале, что в центре, что на окраине - разницы не заметно. В выходной день все магазины были закрыты. Лишь на вокзале мы обнаружили открытыми продуктовый и хозяйственный магазинчики.
Мне понравились точки экологического контроля, расставленные в центре города. Они сигнализировали об уровне азота, серы, нитритов и еще ряде других показателей атмосферного воздуха. Везде горели зеленые флажки, что соответствовало нормальным значениям. Как правило, с точками экологического контроля соседствовали футуристического вида кабинки под названием "i-blue spot", вокруг которых были зоны бесплатного доступа к WiFi. Кроме того эти устройства показывали любую туристическую информацию о городе на своих мониторах. Через прилагаемую трубку можно совершить телефонный звонок в любую точку Германии продолжительностью до одной минуты (повесив трубку, звонок можно повторить). Также в течение 10 минут через активный экран и таучскрол можно выйти в интернет, а через вэб-камеру воспользоваться скайпом. Я заметил, что они оборудованы и GPS-навигатором, но с этой функцией я не разобрался. Таких точек в центре города я насчитал 17. Популярностью они у горожан не пользуются, как мне показалось.
Прогулку по городу мы закончили ужином в "политического" вида ресторанчике. Блюда готовились долго, возможно не на СВЧ. Когда мы увидели их объемы, то пожалели, что не заказали одно на двоих. И как эта нация борется с ожирением? Хотя они умеют бороться. В любое время суток на улице можно встретить бегунов и велосипедистов.


День четвертый.

Это подтвердилось нашей утренней пробежкой по сельским полям. Я ожидал увидеть проснувшиеся и раскисшие от сошедшего недавно снега проселочные дороги, но везде были асфальтированные тропинки с указателями для велосипедистов, любителей бега, Nordic walk и любителей собак. Каждый следовал в своем направлении, не мешая друг другу и следуя рациональным законам логики. Вот пожилой мужчина купил в сельском магазинчике горшок с яркими герберами и несет их к завтраку для своей фрау. Вот две пожилые немки гордо отмахивают палками для нордической ходьбы, беседуя друг с другом на ходу. Вот любители верховой езды вышли на утреннюю физическую зарядку для своих породистых лошадок.
На близлежащих полях, копошась в земле, работали одетые в яркие костюмы фермеры, готовясь к севу. Все выглядело заботливо ухоженным. После пробежки у меня создалось впечатление, что они любят свою землю, свою Родину, своё государство. Ведь оно заботится о них, защищает их права, их собственность, их доходы и гарантирует будущее. А у нас? Люди пытаются спасти чудом заработанные средства, вкладывая их, кто в машины, кто в недвижимость, пока не грянет очередной кризис, дефолт, реформа. И так все последние 20 лет. Как можно любить такую державу, таких правителей, которые живут сегодняшним днем, которые обманывают уже тем, что их образ жизни не соответствует декларируемым средствам и зарплатам. Как эти люди, которые должны нести показательность в народные массы, совершают с телевидения подарки по 5000 евро, надевают часы по 75000 евро, ежедневно перед телекамерами меняют дорогие костюмы и рубашки. Это не вопрос, это констатация.
Революция и грабеж созданного за 70 лет, развал достаточно успешной экономики, достаточно успешной и крепкой страны под лозунгами демократии, приватизации, деноминации, дефолта, инфляции, реформаций.... Что дальше? Моральная деградация, спекуляция ресурсами...
Отвлекся. Но что поделаешь? Немецкая деревня оказывает воздействие. Особенно сейчас, когда стоишь над пропастью очередного реформирования. Когда здравый смысл перечеркивается чьим-то корявым росчерком, когда, казалось, добился стабильности, хочешь достойно служить и лечить, а тебе говорят: "Пошел ...". И какой из человека после этого патриот? И какие патриоты вырастают из детей? Обидно!
Пробежка перешла в завтрак и прогулку по городу. Хорошенький, ухоженный двухсоттысячный немецкий городишко, в котором есть все, что должно быть в современном городе, начиная от множества супермаркетов и аэропорта, заканчивая цирком, театром и прочими атрибутами. Но я видел множество подобных городов в России. Увы, они значительно отличаются от Москвы и Санкт-Петербурга, и не только количеством культурных мест. Они отличаются провинциальностью, запущенностью и ощущением захолустья. Мы же просто ходили по улицам и любовались расписными домишками, сошедшими из какой-то готической сказки, наблюдали за студентами, попивающими кофе и просматривающие свои лэп-топы у бесплатных хот-спотов. Мы совершали такие необходимые покупки, которые по причине наших запросов нельзя было совершить в столице, так как в России кризис и подобные товары перестали интересовать наших бизнесменов и соотечественников...
На вторую половину дня была запланирована поездка в клинику Фрайбурга, где нашим гидом должен был выступить доктор Евгений Перлов. Предварительно договорившись с ним о встрече, мы не спеша выдвинулись на поиски клиники. На наше понимание немецкого языка вывело нас в ошибочную сторону. Расспросы местных жителей не улучшили наше положение. Спортивного вида пожилая дама рекомендовала выйти на автобан и воспользоваться двумя видами транспорта. Так как времени до начала встречи оставалось в обрез, то мы остановили свой выбор на одиноко стоящем такси компании Mercedes. Пожилой водитель, услышав адрес и название клиники, любезно согласился нам помочь.
- Сколько по времени ехать? - осведомился я у него.
- Минут шесть-семь.
- А в километраже?
- Восемь-десять километров.
Не ожидал, что моя географическая память заведет нас так далеко от необходимого места. Я наблюдал за электронным счетчиком перед лицом пассажира на переднем сиденье, которое не спеша отщелкивало центы и евро. За посадку 3.10 €, и потом по 1.40€ за каждый километр. Заплатив по калькулятору 12.20 €, и получив причитающуюся сдачу - всё до цента, мы ушли в приемное отделение клиники.
Оно представляло собой воздушное здание, стены которого были выполнены преимущественно из стекла и вкраплений бетона. Вот уж не отечественный подход. Улыбчивые медсестры приемного отделения, оторвавшись от компьютеров, поинтересовались у нас, чем они могут помочь.
- Нам бы хотелось увидеть доктора Евгения Перлова, - спросил я у аккуратно одетой женщины лет 40.
- Доктор Перлов! Сейчас я его вызову по телефону. Вы пока можете его подождать в комнате посетителей.
Комната посетителей представляла собой такой же прозрачный аквариум. Родственники вместе с пациентами ожидали своей очереди. Периодически подходили свободно одетые врачи, которые отличались большими связками ключей (без привычных для нас белых халатов) и исчезали вместе с больными в консультационных кабинетах.
- Нет, спасибо, мы здесь подождем.
- Доктор Перлов только что вышел из своего кабинета и направляется к вам.
- Спасибо большое.
Спустя минуту появился улыбающийся Евгений. Аккуратно одетый в джинсы, белую рубашку и фиолетовый пуловер, элегантные очки, легкая небритость на лице, короткая прическа, маленькая сережка в правом ухе поблескивала небольшим бриллиантом.
- Извините, пациенты задержали.
- Ничего страшного, нам это знакомо, извините, что отрываем вас от работы.
- У вас какие планы?
- Хотелось бы небольшую экскурсию по клинике, для Нади, да и мне освежить в памяти некоторые сведения.
- ОК! Пойдемте ко мне в кабинет. Я в течение года работаю на остром отделении. Приходится носить халат. В других отделениях врачи работают без халатов.
- Мы уже заметили.
- А чем обусловлена такая частая ротация? Вы ведь два года назад работали в отделении body line diseases (из его долгих объяснений я понял, что это расстройства, сопровождающиеся нанесением самоповреждений, вызванные инцестами).
- Руководство считает, что это необходимо для закрепления навыков, пока врач не станет заведующим отделения или не сможет самостоятельно заниматься врачебной практикой. У нас принят пятилетний курс обучения по специальности: четыре года психиатрии и один год неврологии. Все это время мы ведем больных. У неврологов соответственно наоборот: четыре года неврологии и год психиатрии. В Германии также отсутствует разделение врачей на психиатров, наркологов и психотерапевтом. Обычно я сам занимаюсь психотерапией со своими больными. Клиника пропагандирует бихевиоральный стиль психотерапии.
- А гипнозом у вас кто-нибудь занимается?
- Нет, насколько мне известно, и в Германии суггестивные техники мало представлены.
- Вот мой кабинет, - показывает Евгений, заходя в просторную, по рабочему неряшливую комнату, площадью 20-25 м 2. Я его разделяю вместе с психологом.
Привычный офисный стиль. Два персональных компьютера, неровные стопки бумаг, с десяток специальных книг.
Кабинет оказался проходным. Из него мы попадаем в просторную сестринскую комнату. Одна из сестер находится за пультом наблюдения, перед ней видеомониторы и множество разноцветных кнопок. Вторая сестра заполняет какие-то формы за компьютером. Нас приветствуют привычными немецкими улыбками и "gutten tag". Сестринская совмещена с кухней, комнатой для приема пищи, где имеются полноценная керамическая плита, холодильник, кофемашина и прочие принадлежности, необходимые в хозяйстве.
- А это, для кого овощи? - указываю я на корзину, доверху наполненную капустой, морковкой, картошкой и свеклой с луком.
- Это для больных...для отработки социальных навыков самообслуживания. Здесь есть также крупы, пряности, молоко, и все остальное, что необходимо для приготовления пищи.
Далее мы проходим в процедурную, где продолжается знакомство с отделением.
- Большую часть процедур у нас делает врач. Внутримышечные, внутривенные инъекции совершает только врач. Медсестра лишь приносит капельницу. Перевязки - тоже врачебная процедура.
Доктор Перлов получил базовое медицинское образование в Санкт-Петербурге и поэтому знает, чем нас удивить. Он демонстрирует медицинские предметы, историю болезни и делает акценты на отличиях немецкой и российской психиатрии. Хотя лет 200 назад считали, что отечественная психиатрия произошла из немецкой.
- Вот история болезни, - показывает наш экскурсовод планшетную папку, в которой вставлены множество листов, отмеченных различным цветом и шрифтом, - к сожалению, мы пока единственная из университетских клиник, которые не перешли на электронную версию. Но работа над этим идёт. В течение этого года планируется переход. Удобно и просто!
- В нашем госпитале тоже работа над этим идет, но думаю, что потребуются годы для реализации этой программы... Вы можете показать, как выглядит бланк добровольного согласия пациента на госпитализацию? - решил уточнить я, листая пластиковый планшет истории болезни.
- У нас все пациенты госпитализируются добровольно. Конечно, бывают случаи недобровольной госпитализации, но это чаще встречается в крупных федеральных больницах. В таких случаях в течение 72-х часов врач подготавливает документы для суда, но, как правило, судьи доверяют врачам и редко устраивают выездные заседания (закон о психиатрической помощи в России подразумевает нечто подобное, так же, как и практика отношений с судебными органами).
Далее нам показывают разделы истории болезни. Они, в целом, похожи с российскими аналогами, за исключением сестринских дневников, которые показались более подробными нежели врачебные. Оно ведь и верно, так как с больным больше времени проводит медицинская сестра. Обращает внимание более структурированный первичный осмотр пациента, который выносится для удобства дежурного врача на вторую страницу истории болезни.
- А выписной эпикриз как выглядит?
- У нас это называется выписным письмом. Я его не пишу. Диктую на микрофон, потом секретарь его составляет. Бланки из истории болезни вынимаются, сшиваются и отправляются в архив на хранение.
Далее мы проходим в просторный коридор, где продолжается наша экскурсия.
- Наше отделение - единственное из восьми отделений клиники, которое является закрытым и выход из него, если иного не предписано врачом, разрешается, но лишь в сопровождении. Также оно единственное, где разрешено курить.
Нам показывают уютную курительную комнату с видом в зеленый сад, где в мягком кресле, с пледом в ногах покачивается пожилая темнокожая женщина. Здесь же выход в прогулочный дворик.
- Больным разрешается выходить в него с 6:00 до 22:00 ежедневно. Забор там условный. Любой, даже слабо подготовленный физически человек может его преодолеть. Но это будет считаться ошибкой врача. На моей памяти таких случаев не было.
- Скажите, а как вы справляетесь с агрессивными больными? Ведь у вас же острое отделение? В каких палатах они размещаются?
- Как справляемся...? Есть широкий арсенал медикаментов, которые позволяют предупреждать их развитие и возникновение. Как правило, врачи не допускают таких ошибок, чтобы у больных возникали подобные состояния. В федеральных больницах есть палаты с мягкими стенами, у нас все палаты обычные. Рассчитаны они на два человека. Вы можете пройти в одну из них. Сейчас я посмотрю, нет ли там кого-нибудь.
Постучавшись, мы заходим в просторную палату, из которой, по-видимому, недавно вышли пациенты. Ничего необычного, за исключением просторной комнаты, чистоты, хорошего ремонта, уюта. Умывальник, зеркало, встроенные шкафы, широкие двери (непрозрачные), обычные стеклопакеты из деревянных рам, ноутбук, заряжающиеся мобильный телефон и КПК, пара веселых картин на стенах, кнопки вызовы медсестер, цветущая пуансетия (этот ярко-красный цветок, по-видимому, является символом немецкого народа, так как встречается практически повсеместно). На полу нейтральных расцветок ковролин, на окнах гардины.
- У нас считается, что двери в остром отделении должны отсутствовать или иметь окна для осмотра.
- А как же личная неприкосновенность? А если человеку переодеться необходимо? К тому же отделение смешанного типа!
- Смешанного?
- Ну конечно, мужчины и женщины. Это и на процесс лечения действует положительно, и на социальную адаптацию. В Германии все отделения смешанного типа.
Далее мы проходим на кухню, где мужчины чистят картошку, женщины шинкуют капусту (в руках острорежущие ножи). Идет процесс приготовления совместного ужина. Кто-то пьет кофе, приготовленное декофеинизирующей кофемашиной, кто-то занят яичницей с ветчиной. Внешних стигматизирующих признаков я не заметил. По-домашнему одеты, кто-то забыл снять уличные сапоги. Улыбками приветствуют наше появление. Доктор объясняет это всё той же социализацией - восстановление навыков самообслуживания.
- Это привычная программа для наших клиник.
- В России тоже есть нечто подобное. В одной из подмосковных клиник пациенты тоже принимают участие в приготовлении пищи... Скажите, а как с питанием больных обстоит?
- Обычно пациенты накануне сами себе заказывают те или иные блюда, которые может приготовить наша кухня.
- Скажите, а какую-то специальную одежду больным предписано носить?
- Нет, как правило все поступают со своими вещами. Если их нет, то по просьбе больного мы выдаем ему альтернативную одежду. Белье меняют каждые три дня. Каждый день больные составляют для себя желаемое меню. Душ ежедневно. Так как у нас отделение острое, то душевые кабины вынесены отдельно, так же как и туалеты. Мы предупреждаем своих больных о наличии в них датчиков движения, установленных на тридцатисекундное срабатывание. Иногда больные забывают об этом, и у сестры на посту срабатывает ложная тревога. Что поделаешь? Таковы правила!
Посещение больных родственниками ежедневно с 6:00 до 22:00 часов, но могут быть и исключения. Я вспомнил о стандартных для российских больниц днях посещения "среда и выходные" в определенные часы, строгой пропускной системе, многомесячных карантинах, бахилах и прочих усложнениях жизни.
Далее мы проходим в комнату просмотра телевизора, игры в бильярд. Здесь же библиотека, здесь же комната для общения. Также для больных имеется большой спортивный зал, где можно на выбор сразиться в баскетбол, волейбол, отделение эрготерапии (терапия творчеством), массажный кабинет, сауна, отделение физиотерапии...
- Отделение рассчитано на 12 больных, есть два врача. Сейчас у меня 7 больных. Это много! Но в крупных больницах на врача приходится до 10-12 больных.
- А в России у моего заведующего отделением количество больных доходит до 40-45, - дополняет наш разговор Надя.
- А как он справляется? Ведь с ними надо хотя бы поговорить?
- Но это, скорее всего, определяется экономическими и материальными соображениями, нежели медицинскими требованиями и деонтологическими принципами. По норме российского здравоохранения на врачебную ставку должно приходиться 25 больных.
- Скажите, сколько стоит койко-день пребывания в вашем стационаре и какова длительность лечения?
- Длительность лечения зависит от нозологии. Четкой градации нет. Неврозы - 1-2 месяца, шизофрения - 2-3 месяца, наркомания и алкоголизм- 3-4 месяца. Ну а по поводу стоимости койко-дня я ничего не могу сказать... Наш общий больной за полный двухмесячный цикл лечения заплатил 20 тыс. € два года назад.
Поблагодарив доктора Перлова за хорошо организованную экскурсию, мы, несколько огорошенные свалившейся информацией, решили попить кофе, прежде чем идти в центр города. Немцы, которые выступили пионерами психиатрической науки, так и остались ими. Я вспоминал придуманную 150 лет назад круглую палату и прочие новшества российской психиатрии времен Бехтерева, и с которыми так больно расставаться некоторым современным врачам. Которые так стигматизируют наших больных, что заставляют последних обращаться к различным целителям, "терроризировать" терапевтов, неврологов, милицию... Но здесь не все потеряно, в отличии от машиностроения, и возможно подлежит более близкой коррекции нежели выпуск аналогов мерседесов. Ведь лекарства у нас те же самые, условия для лечения есть, человеческий фактор не хуже. Так в мечтаниях и разговорах мы дошли площади главного вокзала.
Вечер мы закончили ужином в гостинице с отменными сырами, баденовским вином и скайповским общением с нашими родными и знакомыми. Отель бесплатно предоставлял интернет, и мы воспользовались этой услугой. Завтра нас ожидает знакомство со Швейцарией и Цюрихом.


День пятый.

В этот день мы решили сделать себе выходной от пробежек. Утренний туман принес огромный слой инея, который окутал зеленеющую траву, деревья и крыши домов. Казалось, что выпал снег. Позавтракав, расплатившись с хозяйкой отеля за проживание, мы выдвинулись навстречу новым впечатлениям. Смущало то, что вчера на почту пришло сообщение о том, что отель Олимпия не может снять деньги с банковской карточки по причине дефицита на ней средств, которое дублировалось эсэмэской. Странная у них привычка до приезда гостя резервировать средства на карточке и возвращать их через месяц. Позвонив ночью по скайпу, я попытался успокоить администрацию отеля в том, что завтра в 13:00 мы будем у них в отеле, а на нашей Mastercard закончились средства.
Мы попрощались с закутанной утренним туманом деревенькой, с ее образцовыми домами и аккуратно подстриженными газонами. Пригородный дизель-поезд за 9 минут доставил нас до центрального вокзала. Шесть минут на пересадку и мы в региональном поезде по маршруту Фрайбург - Базель. Спустя час мы оказались в Базеле, где сделали трехминутную остановку и пересели в швейцарскую электричку по маршруту Базель - Базель. Но этот город с синонимичным названием находится в 6 минутах езды от его германского собрата. Я ожидал прихода швейцарских пограничников, их возможные варианты вопросов, мои возможные варианты ответов. Но тщетно. Выйдя в швейцарском Базеле, мы пересели в межрегиональный поезд и спустя час оказались в Цюрихе. Город, о котором я знал, что он славится часами, шоколадом, банками и озером и тем, что большинство жителей разговаривают на немецком языке.
На вокзале зашли в туристический центр, где бесплатно снабдили себя картами и туристическими маршрутами. Теперь оставалось определиться с правильным выходом из вокзала. Он, как потом оказалось, был трехуровневым и включал в себя 57 железнодорожных путей. Это - первый вокзал Европы и на сегодняшний день он принимает более 1600 поездов в сутки. Но тогда мы этого не знали. Ориентируясь на распечатку с букинга, я пытался определить направление движения, ища глазами на указателях набережную реки Лима. В показавшемся мне с первого раза транспортном хаосе я не находил нужного направления.
- Пардон, мадам! Не подскажете мне направление движения...? - спросил я у дамы лет 50-ти, одетой в черную каракулевую шубу.
- Можно на русском. Вы вышли не в том направлении. Пойдемте, покажу!
- Спасибо большое! Мы планируем отдыхать в Цюрихе два дня. Что советуете осмотреть в первую очередь...? Скажите, стоит ли посетить Вадуц, Лихтенштейн?
- Вадуц - это очень далеко... Просто погуляйте по городу, зайдите в мужской, женский монастыри, поднимитесь на смотровую площадку, с которой открывается чудесный вид на город... А вот здесь можно сесть на трамвай номер 3 или идти вдоль рельс по направлению его движения.
Поблагодарив даму за оказанную помощь, мы выдвинулись в сторону нашего отеля под звучным названием Олимпия. Хочу заметить, что в Цюрихе отелей более пятидесяти, но цены в них отличаются от общеевропейских, и как правило - в большую сторону. Это, видимо, определяется тем высоким уровнем жизни, который установили для себя швейцарцы. Дешевле 110 CHF двухместных номеров в Цюрихе не сыскать (так показывали сайты). Пройдя два с половиной километра, немного подмерзнув от свежего альпийского воздуха, несмотря на +70С, мы оказались у развивающихся флагов нашего отеля.
По пути я заметил множество отличий от тех немецких городов, в которых мы побывали. Хотя Цюрих на 80% немецкоязычный город, его население отличается большей изысканностью в одежде, более богатым автопарком, большим количеством дорогих брендовых магазинов, меньшим количеством велосипедов и увлекающихся спортом. Да и архитектура города предстала перед нами в другом стиле.
Впервые оказавшись в Швейцарии, и памятуя с детства легенду о знаменитых швейцарских часах, я естественно не мог не пройти мимо витрин, заполненных этими стильными аксессуарами. Но проверка трех-четырех витрин показала, что в Цюрихе известные фирмы ориентируются лишь на покупателей роскоши, соответственно и стеллажи представлены товаром для этой публики. Жаль!
Заполнив форму для заселения в гостиницу, ответив на интересующие молодого человека, сидящего на ресепшене, вопросы и получив ключи от номера, мы зашли в маленький, но уютный номер, отличающийся добротным дверным замком, выключателями-кнопками и множеством розеток (более пятнадцати).
Еще по приезду на железнодорожный вокзал мы наметили обзорную двухчасовую автобусную экскурсию по городу, предлагавшуюся в рекламном проспекте. Последний сеанс был на 14:00, поэтому сняв с себя рюкзаки, мы отправились в обратном направлении в сторону площади железнодорожного вокзала, откуда отходил экскурсионный автобус. По пути мы зашли в один из больших часовых магазинов, чтобы удостовериться тем, что и на прилавках представлено то, что находится на витринах. А витрины украшались часами с бриллиантами и из ценных сортов металла.
Мило поздоровавшись, встретившая нас на пороге девушка, предложила нам сесть в мягкие кресла, несмотря на то, что своим внешним видом я показывал торопливость посещения этого места и хотел было направиться непосредственно к часовому мастеру. Прилавки магазина также были ориентированы на дорогие бренды.
- Чем я могу вам помочь?
- Мои часы остановились, - достав из кармана остановившиеся два месяца назад Longines, я передал их в ее руки, - я не бросал, не ронял, не опускал их в воду.
- Хорошо, мы подчиним их, - ответила она нам.
- Скажите, сколько это будет стоить, и как долго будет идти ремонт?
- Это будет стоить 25 CHF. За часами подходите через полтора часа, - заполняя зелененькую квитанцию, ответила девушка.
Я не верил ее словам. В Москве мне обещали их отремонтировать за 3000 руб., за 2-3 недели и без гарантии. "Механизм у них точный, швейцарский" - сказал недоверчиво мастер по ремонту часов в мастерской у метро "Бауманская". В Германии в супермаркете Karlshdadt пообещали отремонтировать их за 100 €, но за неделю. Немцам я уже доверял, но времени для такого ожидания не было. Поэтому здесь у меня случился своеобразный шок, обусловленный недоверием к сказанному. Оставив часы, удостоверившись временем окончания работы магазина, мы поспешили к вокзалу, где по указателям нашли наш ярко раскрашенный туристический ретро-автобус. Здесь же оказалась площадь, с которой нам предстояло через два дня уезжать в Лион. Русский язык был одним из предлагаемых для экскурсии шести языках аудиогида, что не могло не радовать. Пожилая тетушка-кассирша обрадовала нас тем, что принимает к оплате банковские карточки. Хочу заметить, что франки я обменял лишь однажды, и то лишь для поездки в Лихтенштейн. В Швейцарии мы потратили наличными лишь 8 CHF для оплаты хранения багажа в крупногабаритной автоматической камере хранения.
Предвкушая увидеть что-то захватывающее и услышать нечто познавательное, мы тронулись в путь по улицам Цюриха. Хочу заметить, что и экскурсии в Швейцарии отличаются по стоимости от общеевропейских тарифов, и также в большую сторону (66 франков за двоих). Но не увидели и не услышали. И вызвано это неким скрытым подтекстом, который скользил в словах аудиогида, а также некоторой скудостью маршрута.
- ...Пройдитесь по Банхофштрассе. Это торговая миля протяженностью один километр, на которой совершаются 80% покупок в Цюрихе... - комментировал проезд по очередной улице женский голос аудиогида.
После окончания экскурсии мы прошлись по ней. Но ничего не купили, что обусловлено своеобразием представленного товара. Был лишь один момент, когда я чуть не уговорил Надю купить пальто, так как на наших глазах продавец оперативно повышала скидку на товар с 30 до 50%. Эта акция действовала только сегодня вечером. Это очень смущало и выглядело "не по-швейцарски", так же как и то, что в фешенебельном магазине, состоящем из шести этажей, представлены известные мировые марки, а пальто и шубы поодиночке прикованы велосипедными тросами и навесными замками к стойкам-вешалкам. Такого нет даже в более криминальных городах мира!
- Уважаемые туристы, - продолжал аудиогид, - обратите внимание справа на магазин Migross, который знаменит своими ценами и ассортиментом товара. 50 лет назад приезжий еврей организовал в Швейцарии сеть передвижных магазинчиков, цены в которых были на 40% меньше чем у конкурентов. Сейчас эта фирма входит в число 500 богатых мировых компаний.
Мы зашли. Увидели, что убранство супермаркета отличается дешевизной, но не товар. Позже заметили, что эта марка встречается в названии банка, автозаправочных и выпускает недорогую парфюмерию. В общем обеспечивает собой человека всем ему необходимым.
- А теперь мы поедем в жилые кварталы и покажем вам, как живут жители Цюриха. Нужно заметить, что горожане не стремятся приобретать жилье, а чаще снимают его в аренду у кооперативов. Лишь 8% владеют своим жильем. Из-за высокой арендной платы и отсутствия зелени многие предпочитают селиться на городских окраинах.
Зачем нам тогда показывать особняки? Или нас просто разводят? Так же, как и десяти и двадцатиминутные остановки для фотографирования.
- А вот магазин-супермаркет Globus. В его нижнем этаже вы можете приобрести любые гастрономические шедевры на любой самый изысканный вкус.
Постфактум мы посетили и его, но наш Седьмой континент или Глобус Гурмэ на порядок выше, и их не пропагандируют туристам во время экскурсий по Москве. Цены в нем также отличались дороговизной. 1 яйцо 0,8 франка, 1 литр молока - 3,5 франка, булочка - 2 франка, 1 кг яблок - 3,5 франка, 100 грамм говядины - 4,5 франка и выше.
- В Цюрихе проживает 330 тыс. жителей. Город пополняется эмигрантами из Европы. На сегодняшний день в городе создано 340 тыс. рабочих мест. В основном нам необходимы работники в сфере обслуживания, - комментировал поездку наш безликий аудиогид, порой потрескивая наушниками, порой внезапно отключаясь из эфира. Были еще рассказы о ресторанах, которые следует посетить, про яхты, про купальный сезон, про Шагала и его витражи в монастыре, но смысловая нагрузка прослеживалась. Мы не узнали ничего о часах, шоколаде, сыре, прочих интересующих моментах, так же, как и не увидели во время трехчасовой экскурсии того, что заставило полюбить этот город. Возможно, он создан для того, чтобы вложить в его экономику или банки, заработанные непосильным трудом материальные ценности. Ведь недаром Швейцария ассоциируется со стабильностью, ведь недаром во время последней мировой войны вождь Великой Германии пренебрег этим лакомым кусочком или забыл о нем.
Просмотрев наспех с десяток магазинов, мы вспомнили о часах и поспешили в наш магазинчик.
Навстречу нам вышла другая дама, неся на бархатистой подушечке в своих руках мои часы.
- Сколько стоит ремонт? - решил уточнить у нее ценность проделанной работы.
- Бесплатно! - невозмутимо ответила она.
- В смысле?
- Бесплатно!
- А можно поговорить с мастером?
- Конечно.
Она пригласила мастера, который сказал, что дело было ерундовым и поэтому не стоит никаких денег. Я же попросил написать причину остановки часового механизма на листке бумаги на его родном, немецком языке, что он и сделал. Как позже выяснилось, "слетела с оси головка автоподзавода".
Интуиция меня не подвела, когда я отказался отдавать часы в неуверенные руки московского мастера или искать срочный ремонт в Германии. Порадовавшись, мы убежали в сетевой магазин COOP, оранжевую рекламу которого можно встретить по всему городу. Этому же бренду принадлежат банки, автозаправочные, парфюмерия. Это один из немногих магазинов, которые не закрывают свои двери в 18.30. В нём мы решили остановить свой выбор на швейцарском сыре, шоколаде и вине.
Несколько разочаровавшись Цюрихом, мы решили, что следующий день посвятим изучению соседней страны - княжества Лихтенштейн и его столицы - города Вадуц. Маршрут проезда я заранее скачал из Coogle, оставалось воспользоваться подсказками.
Ночью я попытался через публичный Wi Fi выйти в интернет, но мой компьютер не подключался к нему и вскоре показал, что "аккумулятор разряжен". Подключиться к розетке швейцарского стандарта не удалось. Их штепселя имеют три вилки. И даже раскрутив одну из коробок, я не справился с задачей. Вилка ноутбука упорно не хотела входить в пазы. Портье на ресепшене лишь развел руки со словами "все адаптеры в номерах". Завтра утром вы можете его купить в соседнем магазине или интернет-салоне. Мы, конечно, купили, так как часть нашей техники зависела от присутствия в ней электричества. Цена у адаптера тоже оказалась швейцарской - 10 CHF! Хороший сувенир!


День шестой.

Утренняя пробежка по Банхофштрассе и берегу Цюрихского озера придала заряд бодрости для начала путешествия. Получив из банкомата 50 франков, мы выдвинулись на центральный железнодорожный вокзал (один из 17 городских вокзалов), где приобрели билеты на поезд Цюрих - Сарганс. На вокзале есть множество компьютеров, которыми можно пользоваться, чтобы подобрать себе маршрут и определить стоимость проезда, а также в них есть много другой полезной информации.
Оставив позади туманный город, проехав длинный туннель, мы вдруг оказались среди яркой белоснежной поверхности, на голубом куполе которой светило яркое солнце. Этот идеалистический пейзаж разбавляли пасущиеся стада овец и ухоженные швейцарские деревеньки. Все выглядело образцово порядочным.
Поезд следовал точно по расписанию, периодически принимая и выпуская пассажиров. Через час с небольшим мы оказались на пограничном городке Sargans, где пересели на яркий салатового цвета новенький автобус Mercedes, следующий из Сарганса в Вадуц и далее в Австрию, на котором было написано Lichtenshteinbus. Автобус был полупустой. Чистый ковролин на полу и мягкая обивка на стенах, удобные кресла-сиденья, множество информационных экранов. Купив у водителя за 7.20 CHF два билета до Вадуца, мы через 30 минут оказались в центре города. Долго гадали, где же нам выходить, боялись даже проехать страну, которая, как следовало, из описания имеет протяженность 25 км, а ширину всего 4 км. Определившись, что почтамт является центральной точкой города, мы сошли на землю Лихтенштейна. С чего начать знакомство?
Решили, что первым пунктом будет туристический информационный центр. И оказались правы. Он представлял собой стеклянный куб, в котором висели огромные экраны. На них отображались красоты и величие этой страны. Найдя информационный буклет на русском языке, купив сувенирных магнитов, мы спросили у женщины за стойкой: "Как пройти в музей марок?"
- Справа, через 100 метров... Не желаете поставить в свои паспорта штампы о пребывании в нашей стране? - любезно предложила она нам.
- Конечно, сколько стоит?
- 2 евро или 3 франка.
Поставив овальной формы штампы в паспорта, мы выдвинулись на центральную улицу Вадуца. Казалось, что город только что отстроен. Всё сверкало новизной и чистотой. При этом людей на улицах практически не наблюдалось. Лишь одинокие туристы разрушали его спокойствие своим многоязычным говором. В городе было время сиесты. С 12:00 до 13:00 все музеи, магазины были закрыты. Жизнь из них неторопливо переместилась в близлежащие кафе. Мы тоже последовали их примеру.
Музей марок нам, как несведущим в этих вопросах, показался достаточно спокойным и скромным. Может быть, конечно, выдвигающиеся из ниш, экспонаты и имели определенную стоимость в кругах коллекционеров, но нам показалось это скучным занятием и мы переместились в музей, находящийся этажом выше. Здесь столкнулись со скромным количеством картин художников-экспрессионистов на белом фоне потолка, пола и стен. Мы были одни, лишь замаскированные видеокамеры наблюдали за нашей фотосессией. В каком еще другом музее можно лежать на полу, делать мостик, прислоняться к картинам?
Планов особенных на этот город не было. Прогуляться, осмотреть достопримечательности, купить сувениры и составить для себя впечатление.
Мы прогулялись по пешеходной тропинке к замку на горе, в котором живет князь (принц), по пути читая познавательные таблички об истории, политическом устройстве, промышленности и географии страны. Замок был закрыт для посещения. Лишь раз в году его хозяин раскрывает ворота для посетителей и накрывает по этому случаю стол.
В городе множество пешеходных маршрутов, что роднит его с другим карликовым государством Европы - Люксембургом. Мы любовались архитектурой жилых домов, слушали тишину горного воздуха. По пути посетили винные погреба, где нам предложили продегустировать местного вина, которое выбрали в качестве сувенира. Далее осмотрели 4 этажа музея лыж и коньков, полюбовались горными видами на фоне голубого неба, зашли в местный супермаркет, принадлежавшей Швейцарской компании COOL и уехали в обратном направлении. Поезда, как и автобусы, ходят точно по расписанию!
Страна стоит того, чтобы ее осмотреть... в течение одного дня.
С нами не здоровались на улицах, как обещали впечатления русской туристки, побывавшей здесь два года назад, но посещение этого маленького государства оставило приятные воспоминания.


День седьмой.

Утренняя пробежка по вчерашнему маршруту. Сегодня в 13.30 наш автобус отправляется в Лион с Carkartplаtz. Это площадь, которая находится недалеко от центрального вокзала. Поэтому решили оставить багаж в камере хранения, а сами - на пешеходную прогулку по старому городу. Зашли в университет, подготовивший 6 лауреатов нобелевской премии (искали музей истории медицины, но он поздно открывался), посетили его библиотеку; прошлись по набережной и старым улочкам, полюбовались специфического вида витражами Марка Шагала в мужском и женском монастыре. Жители Цюриха, по-видимому, ими очень гордятся, так как их упоминают практически во всех экскурсиях. В кондитерской продегустировали швейцарского шоколада и за полчаса прибыли на площадь, с которой отправляются автобусы Eurotravel, которые ездят в Швейцарии с дополнительной приставкой Alsa.
Офис автобусной компании открывается лишь в 14:00, о чем свидетельствовала надпись на ролл-ставнях. Все мои негромкие постукивания по дверному стеклу с целью разбудить спящего или задумывавшегося работника офиса, седовласый затылок которого отчетливо просматривался в стеклянной двери, ни к чему не привели.
Тогда я расширил район поисков. Осмотрел все стоящие на стоянке автобусы, опросил пассажиров, работника привокзального бистро. И ничего. Работник бистро, арабского происхождения, просмотрев мои электронные билеты, любезно ответил, что автобусы на Лион отсюда не ходят. Времени до отправления автобуса оставалось все меньше и меньше, напряжение у нас все больше и больше. Но может автобус опаздывает? Вот подходит очередной neoplan. Убегаю его встречать. Но этот автобус приехал из Сербии, привез гастарбайтеров. Следующий был на Вроцлав, в который сел мой недавний знакомый, более 20 лет не разговаривавший на русском языке и объяснявший мне, что в Швейцарии автобусы ходят не так как знаменитые часы.
В 14:00 проснувшийся работник офиса, оказавшийся выходцем из арабской страны, неторопливо открыл ролл-ставни и бегло осмотрел наши билеты.
- Здесь этот автобус не проходит, - сказал он неласково.
- А где проходит?
- Я не знаю, - нехотя ответил он и направился заниматься своими делами.
- Так позвоните в офис вашей компании, узнайте. На билете ведь написано - место отправления Carkartplaz.
- Я не буду никуда звонить. И вообще я вас не понимаю. Я не разговариваю на английском.
Такого хамства в Швейцарии мы не ожидали. Сфотографировав его бейдж, выставленный в витрине и его самого, мы ушли на железнодорожный вокзал, чтобы воспользоваться точностью и комфортом швейцарских железных дорог. Решили, что по приезду в Россию напишем письмо в офис компании с претензиями возместить убытки. Заплатив 110 франков, мы через 15 минут погрузились в комфортные кресла поезда Цюрих - Женева и наблюдали, как калейдоскопически меняется картинка за окном. Из зеленеющего Цюриха через 20 минут мы въехали в полосу густого горного тумана, спустя 30 минут его сменила снежная гладь полей и образцовый деревенский порядок на фоне безоблачного синего неба.
Решили ехать с остановкой в Женеве, где запланировали полуторачасовую прогулку по городу. Поезд нас быстро донес до этого знаменитого города. Купив билеты на поезд в Лион (поначалу перепутав очередь на покупку городских проездных на трамвай, которая оказалась значительно длиннее), и не снимая с плеч багажа, мы пошли по одной из центральных улиц, как нам представлялось - в направлении Женевского озера.
- Надя, смотри офис нашей автобусной компании. Давай зайдем. Я такую речь подготовил за время поездки. Сейчас вылью накопившуюся порцию гнева, насколько позволит мой английский.
- Конечно, зайдем.
Нас мило встретили, несмотря на то, что до закрытия конторы оставалось полчаса. Объяснив суть проблемы, и предъявив свою банковскую карточку, электронные билеты, спустя 20 минут я получил двойную компенсацию билетов на автобус наличными, которая покрывала наши расходы на железную дорогу (150 франков). Такого мы не ожидали. Настроение из минуса перешло в плюс, даже не смотря на то, что пришлось сократить нашу прогулку по городу. Обменяв на вокзале франки на евро, мы заняли 4 уютных кресла во французском поезде и погрузились в чтение и письмо.
Французские поезда нам показались более комфортными: просторные вагоны, широкие кресла, оборудованы розетками, широкие окна. Многие пассажиры в пути используют ноутбуки и прочие электронные гаджеты. Спустя час нас встречал ночной Лион.
Выйдя на привокзальную площадь, я не обнаружил необходимой нам улицы. Спрашивать у прохожих - занятие трудоёмкое. Как оказалось впоследствии, французы - очень отзывчивая и доброжелательная нация. Но, к сожалению, не все владеют английским языком. Поэтому мы обратились в справочную вокзала, где знание языка четверыми молодыми людьми, помогло нам узнать, что мы приехали на вокзал Лион Парт Дью (центральный), а необходимый нам район находится на вокзале Лион Пераш. Поезда туда ходят каждые 20-30 минут, проезд при наличии билета до Парт Дью - бесплатный.
По пути мы зашли в привокзальный магазинчик, владелец которого удостоверившись в том, что мы ничего не будем у него покупать, любезно показал нам направление нашего движения, удивившись тому, что мы не пользуемся такси.
Но разве пара километров - это расстояние для таких подготовленных туристов, как мы? Полюбовавшись огнями собора Нотрдам, набережной Роны, мы оказались в относительно заброшенном районе.
Гостиница наша оказалась в кварталах, населяемыми выходцами из арабских стран и представителями африканского континента. Но к нам они не испытывали никакого интереса, когда мы прогуливались по ночным улочкам и продуктовым магазинчикам, несмотря на то, что сами они вели себя достаточно шумно, играя в футбол пустыми банками. И даже тогда, когда мы зашли в интернет-кафе, чтобы воспользоваться скайпом и позвонить родным, не обратили на нас никакого внимания. Лишь моя мама сообщила мне, что лучше всего слышит в телефонной трубке не мой голос, а арабскую речь.
Отель нас несколько удивил своими особенностями: трудно закрываемым замком, отсутствием подушки, но зато множеством одеял и некоторым эклектическим стилем. Купив продукты в поздно работающем арабском магазинчике, мы приготовили ужин. Трудный день завершился удачно.



День восьмой.

Начался по традиции с пробежки. Мы поселились неподалеку от набережной реки Рона, которую и избрали в качестве тренировки. В отличие от Цюриха, жители Лиона показались более спортивными. Это подтверждалось количеством бегунов и велосипедистов, которых мы встретили на своем пути. Некоторые приветствовали нас "Бонжур, мадам, бонжур, месье...". Мы отвечали взаимностью.
Завтрак. Я бы не выделил его, если бы не особенности круассанов, турноверов, 7 разновидности кофе, 6 - какао и прочего. Французские круассаны и багеты значительно отличаются от их российских аналогов. Да и продукты по вкусовым ощущениям кажутся более натуральными чем в соседних странах.
Оставив вещи в камере хранения вокзала Пераш, мы отправились изучать старый город. Он нам очень понравился. Уютные кафе, где все создано для приятного отдыха, теплые приемы в магазинах, где продавцы отгадывают твои мысли, аутентичные средневековые улочки, витринами которых можно просто любоваться, базилика Нотр-Дам..., возвышающаяся вместе с телевышкой на огромном холме над городом. С ее смотровой площадки город открывается своими вечерними огнями. Мы даже нашли, что он чем-то напоминает нам Москву. Мы отдались шопингу и восполнили тот пробел, который накопился за предыдущую неделю путешествия. 50-70-ти процентные скидки этому способствовали. Мы не раз пожалели о том, что выделили в нашем вояже лишь один день на знакомство с городом.
Вечером поезд с вокзала Парт Дью увозил нас в Сент-Этьен, который находится в 100 км от Лиона. Здесь предстояло сделать остановку на два последующих дня.
На вокзале Сент-Этьена мы обратились в справочную с просьбой помочь в выборе направления движения к нашему отелю, но сидящий в ней взлохмаченный мужчина, сказал, что он дает справки только по билетам, а туристическая справочная откроется завтра утром.
Что ж, и на том спасибо. Настораживало лишь то, что распечатка с букинга указывала на то, что расстояние до отеля 17 км. Меня это смущало. Не верилось, чтобы в небольшом 150-ти тысячном городке были такие просторы. И городская карта на площади вокзала указывала на то, что наши ориентиры где-то поблизости. Периодически спрашивая направление движения у ночных прохожих, так как улицы практически нигде не подписаны и сверяясь с нашей картой, мы дошли до отеля Тенор, который оказался достаточно милым и симпатичным местечком, расположенным в 10-ти минутах ходьбы от вокзала. На ресепшене нам выдали карту города, указав на ней наиболее интересные места для просмотра, ключ доступа к бесплатному Wi Fi и пожелали приятных выходных.
Наш отель был из разряда двух звёзд, но уровень сервиса нам показался значительно выше заявленной звёздности. Когда же мы открыли городской справочник, ты выяснили, что практически все городские отели были представлены одной и двумя звёздами. Ранее даже не слышали о том, что бывают такие градации.


День девятый.

Начался с поиска места старта соревнований Raidlihgt winter trofy. В принципе, посещение этого небольшого французского городка связано именно с этими соревнованиями, которые я разыскал через беговые интернет-ресурсы. Соревнования предполагали участие в трейле на 33 км и 23 км с перепадами высот 1600 метров и 900 метров. В ноябре, зарегистрировавшись на французском сайте любителей трейла и уплатив стартовый взнос за двоих 68 евро, я периодически получал письма со ссылками о проводимых этой организацией беговых мероприятиях.
Утренний поиск по карте из Coogle места старта указывал на то, что от города до деревни Марл расстояние 25 километров. Опрос молодого человека на ресепшене не внес ясности в наши планы. "Автобусы не ходят, велосипеды напрокат в городе отсутствуют из-за виражей и гор, можно добраться пешком. Для этого есть трассы для горных прогулок". Выход из города он нарисовал на карте.
По Coogle я составил наш маршрут, выписав на листок названия деревень, улиц, номера трасс. Крупной деревней была Сент-Жене Малифу, которой нужно придерживаться в вопросах. Также я позвонил организаторам пробега, которые порекомендовали взять авто напрокат на железнодорожном вокзале. Я оставил организаторам телефонный номер отеля, на случай того, что вдруг кто-то из участников расположился неподалеку и заедет за нами.
Процесс осложнялся моим французским произношением географических координат. Обстановка нагнеталась переведенными мною правилами соревнований, которые регламентировали наличие у каждого бегуна рюкзака, бидона с водой, комплекта теплого белья, фонарика, запасных кроссовок, носков и прочих атрибутов (было перечислено 20 пунктов).
Собрав наш походный рюкзак, укомплектовав его теплыми вещами и термосом с зеленым чаем, мы неуверенно вышли из гостиницы на поиск новых приключений. Городской трамвай N5 за 15 минут доставил нас до окраины города, за которой начинался крутой подъем в гору. Оценивая его крутизну, я понимал, почему велосипед не очень популярен в этом городке.
По дороге возникали мысли об авантюристическом оттенке нашего мероприятия. Я даже начал сомневаться, дойдем ли мы обратно, и предложил Наде в случае чего заночевать в какой-нибудь из близлежащих деревень. Ведь завтрашний старт намечен на 9:00. Настроение это не поднимало.
Мы решили, что пройдем три-четыре километра, а потом начнем останавливать частные автомобили. Полюбовавшись предгорьями Альп и сфотографировав остатки зимы, я стал тормозить проезжающие авто. Через 10 минут нам способствовала удача и нас подобрала пожилая супружеская пара.
- Вы студенты?
- Уже нет. Я - врач, супруга - психолог. Живем и работаем в Москве. Сюда приехали на соревнования по трейлу, которые будут завтра проходить в Марл.
- А в каких городах Франции вы побывали?
- Лион, Сент-Этьен, планируем еще Страсбург.
- А в Париж поедете?
- Нет! Может быть, в другой раз.
- Напрасно. Париж стоит того, чтобы его увидеть.
Этот вопрос о Париже мы слышали практически от всех французов, с которыми разговаривали более пяти минут. Что это, мы так и не поняли. То ли гордость за свою столицу или так проявляется патриотизм, то ли еще что-то, неведомое нам россиянам. Мы даже решили при возможности перепланировать наше путешествие.
Проехав до развилки у деревни Планфу, пожилой мужчина любезно открыл нам двери, его дама угостила нас шоколадками. Нам пожелали хорошего отдыха. Их автомобиль уезжал в другом направлении. До Марл оставалось 15 километров. Пройдя из них километра два, мы опять стали пассажирами, но уже другого француза, который знал о наших соревнованиях, но не являлся бегуном. Мне даже показалось, что он ехал в другом направлении, так как постоянно спрашивал у меня ориентиры на местности.
Наш предыдущий диалог повторился, также как и его галантное открывание дверей автомобиля.
Марл оказалась небольшой альпийской деревушкой на высоте чуть более 1000 метров. На полях паслись мохнатые коровы, табуны лошадей, в некоторых дворах мы заметили скучающих осликов. Здесь было две улицы, салон по продаже автомобилей компании Ситроен, заправочная станция, несколько приятных кондитерских и булочных, церковь, стадион (под снегом) и спортивная гимназия. У ее дверей мы увидели рекламные плакаты завтрашнего старта. Также участникам предлагались сигвеи, укротить которых можно было совершенно бесплатно. Имелись варианты для езды по снегу.
Мы прибыли раньше времени на тридцать минут. Регистрация открывалась в 14:00. В большом спортивном зале со стеклянной стеной шли последние приготовления. На расставленных столах разложены брошюры на спортивную тематику и прошлогодние номера журналов по бегу в горных условиях. В палатке предлагалось приобрести различные приспособления для трейла: от чехлов на кроссовки и палок до рюкзаков с наспинными канистрами для питья, тайц и множество курточек и кофточек со скидками на прошлогодние коллекции. В зале пока было больше организаторов, чем потенциальных участников. Сначала решил заявиться я, а потом займемся получением номера для Нади.
Смущало то, что у нас не было медицинского сертификата. Была страховка на страны Шенгенского соглашения, была справка из госпитальной поликлиники, которую я перевел на компьютере, поставив на ней еще и свою врачебную печать, так как отдавать московским компаниям за перевод и нотариальное заверение двух справок 1800 рублей мне показалось расточительным.
- У вас есть копия справки? - спросила у меня спортивного вида мадам в очках.
- Нет... Но вы можете оставить оригинал себе.
Это ее удовлетворило, она улыбнулась тексту перевода и моя справка опустилась в еще пустую коробку.
- Повторите вашу фамилию, имя.
Видимо мое произношение паспортных сведений оказалось сложным для ее восприятия, поэтому я написал их на бумаге. Отыскав меня в стартовом протоколе, мне вручили нагрудный номер, в который вкладывался электронный прибор, напоминающий чип, только он был размерами с номер и по периметру шли тонкие провода. Также предлагался талон на обед, пакет, в котором были поясная сумка с множеством отсеков и карманом для прилагаемой пластиковой бутылки для питья. Также было яркое пластиковое приспособление, о назначении которого мы не смогли догадаться, также как и некоторые из участников. Это оказалась раскладывающаяся пластиковая чашка, которую можно взять с собой на пробежку.
- Мадам, у меня еще вопрос. Я зарегистрировал свою супругу на 23 км. Можно ее перерегистрировать на 13 км? Она впервые участвует в трейле.
- Одну минуту, месье. Я уточню у главного судьи.
Главный судья, улыбнувшись, дал одобрительный вердикт и спустя пять минут мы получили номер и такой же спортивный набор для Нади.
На размещенной на стене спортзала карте изучили трассу и рельеф пробега. Предстояло бежать один большой круг по достаточно извилистой трассе с множеством мелких спусков и подъемов. На прилагаемой диаграмме отображался рельеф трассы. Есть три больших подъема, и три крутых спуска, но в целом, за отметку 1650 метров трасса не выходит, что меня утешило. Наде предстояло также бежать один круг, первые 8 километров которого совпадали с моим. Ее старт будет дан позже на один час.
Пока мы пили чай, к нам подошли менеджер соревнований, который также являлся поклонником трейла (занял второе место на 33 км) и мадам в очках. Их интересовало, откуда мы узнали о Пилат винте трофи, как обстоят дела с трейлом в России, и будем ли мы в Париже.
Удовлетворив обоюдное любопытство, мы распрощались с нашими собеседниками и выдвинулись в обратный путь. Он оказался короче, так как спустя два километра нас подхватил один из участников - житель Лиона, который завтра решил сражаться на 23-х км. Он рассказывал о футболе и о том, что в обоих городах есть футбольные команды, соперничающие друг с другом. Это наносит отпечаток и на жителей этих городов, которые недолюбливают друг друга. Мы повторили свой рассказ о туризме, Москве. Распрощавшись с ним на автобане, мы довольные отправились изучать достопримечательности города, который, казалось, бурлил кипучей энергией в этот субботний вечер. Главной достопримечательностью оказался торговый центр, в котором располагался супермаркет Ашан, родиной которого выступала Франция. Поэтому, как в известной игре "найди 10 отличий", мы отправились на решение этих загадок, которых оказалось значительно больше.

День десятый.

В 5:45 будильник известил о подъеме. Собрав спортивные вещи для соревнования в рюкзак и сумки с "гражданкой", позавтракав и оставив свой багаж на ресепшене в гостинице, мы выдвинулись в Марл. Несмотря на раннее воскресное утро, часть города уже была на ногах. Работали кафе, в которых местные жители читали утренние газеты, попивая кофе, открывались булочные, разворачивался рынок "выходного дня". Мы удивлялись французам все больше и больше.
По уже знакомому маршруту мы начали наш подъем в предгорья Альп. Но прошли не больше одного километра, как возле нас притормозил черного цвета двухдверный автомобиль. Водитель - молодой брюнет, оказался участником сегодняшнего пробега, и извинившись за маленькие габариты своего авто (альфа-ромео), взял нас в попутчики и провожатые.
Он умело лавировал на горных виражах, поэтому мы быстро приблизились к нашей конечной остановке. По пути успели обсудить горный бег в России, трейл во Франции, модели кроссовок для трейла. Он сказал, что во Франции очень популярна продукция компании Salomon. В России, к сожалению, они в прошлом году закрыли свое представительство. Как оказалось на старте, его слова подтвердились. Большинство бегунов были в кроссовках ярких расцветок от этой компании. Мы же для этой пробежки приобрели себе по паре Mizuno ascended 4. Также мы дополнительно узнали о футболе, и о том, что между Лионом и Сент-Этьеном есть некоторое противостояние, которое выражается не только в спорте. Узнали о том, что зима в этом году очень мягкая, высота снежного покрова колеблется от 40 до 50 сантиметров. По дороге мы любовались красками рассвета в горах.
Сегодняшний Марл был не похож на вчерашний. Наш новый знакомый с трудом нашел место для парковки. Деревня бурлила спортивной жизнью. Обычно в этих стартах на трех дистанциях принимает участие более 2000 бегунов, поклонников экстремального бега в горах. Это успешный, процветающий бизнес, который привлекает множество поклонников своей необычностью.
В спортзале гимназии было также не протолкнуться. Народ прибывал и прибывал. Некоторые проходили регистрацию, некоторые готовили свою рюкзачки к сражению с горами. Отдельные личности отличались воинственностью. Почти у каждого были съестные запасы, сумки с питьевыми бутылками, у некоторых из заплечных рюкзачков поглядывали питьевые шланги. Я терялся в догадках. С каким видом спорта я столкнулся и что ожидать впереди? Были и другие вопросы: как одеваться, необходимость палок, рюкзака, будут ли питательные пункты, ну а самое главное - как бежать? Но решил ограничиться минимумом. Положил в карман маленькую пачку печенья с шоколадной глазурью, сырок. Палки я отложил в сторону, к тому же из-за дефицита багажного места, я их так и не купил. Вокруг гимназии каких-то скал я не наблюдал. Из одежды - футболка, курточка, теплые тайцы, перчатки, шапочка. А бежать? Главное - получить удовольствие и оградить себя от травм.
Во время разминки пробежался по деревенским улочкам, которые буквально оживали с каждой минутой от приезжающих бегунов, болельщиков и местных жителей.
Упражнения на растяжение, пару ускорений. Построение в стартовом створе. Замечаю в ближайшем окружении бегуна в рыцарских доспехах, по-видимому, облегченной версии.
Бегунов на 33 км немного - сотни три-четыре. Большинство предпочитают 23 км, старт для них будет дан через 30 минут после нас. С девятиминутной задержкой вместе с выстрелом стартового пистолета, наш караван выбегает на деревенскую улицу. Но по ней бежать предстояло не долго. 90 % трассы по заверениям организаторов пролегает по лесным тропинкам. Также они сообщали, что 50% трассы обновлено в сравнении с прошлым годом.
Быстро выбираюсь из толпы, оказываюсь на второй позиции. Белая майка лидера служит маячком. С деревенского шоссе мы уходим на подмерзший снежный наст и петляющую лесную тропинку, уходящую куда-то вверх. За спиной слышится дыхание соперников. Замечаю, что на снегу имеются обозначения от маркера ярко-оранжевого цвета. Это и направления движения в виде всевозможных стрелок и указаний предстоящих поворотов, а также запретов на повороты, уходящие от трассы. Обозначения маркера дублируют ленточки на деревьях и кустах. Это здорово помогает. Видно, что над трассой долго работали, так как обозначения встречались достаточно часто.
Где-то через 15 минут бега меня обошли преследователи, один из которых (менеджер соревнований) сказал "хорошо", я ему ответил почему-то на немецком "danke". Минут десять мы бежали вместе, перепрыгивая через встречающиеся горные ручьи. Ноги сразу же стали мокрыми. На одном из прыжков моя шапка повисла на сучке. Решил, что не буду возвращаться за ней, да и скорость на спуске была довольно высока. Относительно тепло, можно обойтись сегодня и без нее. Каково же было мое удивление, когда через несколько минут нагнавший меня бегун, протянул ее мне.
- Мерси, месье.
Что можно еще сказать в ответ на такой благородный поступок? Хочется даже расплакаться от умиления.
Снежный наст стал проваливаться под моими ногами, особенно во время прыжков через естественные препятствия, которыми выступали поваленные деревья, бревна, застывшие сугробы. Бежать стало невыносимо сложно. Я посмотрел на часы. Позади 22 минуты бега. Сколько же еще? Во время этой мысли я потерял равновесие и мои руки ушли по плечи в снег. Дна я не почувствовал. Лицом я затормозил более глубокое погружение. Было не больно, но несколько комично. С языка слетело русское слово, которое, подумалось мне, осталось не понятым для окружающих.
Бег на этом отрезке стал невыносим. По колено в полузастывшем от вчерашней оттепели снежном покрове, узкой колонной мы пробирались по трассе, которая то уходила вверх, то спускалась вниз, петляя между горами. Это продолжалось достаточно долго. Иногда, возникали участки для бега, но они были недлинными. Я все ждал, когда же будет поворот на 13-ти километровую петлю, чтобы хоть как-то оценить пройденное расстояние. Он показался на 48-й минуте бега-ходьбы вместе с вынырнувшим первым питательным пунктом. Это меня хоть как-то порадовало, так как не хотелось запивать снегом положенное в карман печенье. На питательном пункте предлагались напитки (кола, вода) и нарезанные дольками апельсины. Но стаканов я не заметил. Подбегающие бегуны пользовались теми стаканами, которые были получены ими во время регистрации. Мне ничего не оставалось делать, как открыть бутылку и попить из горлышка. Пить хотелось уже давно.
Про себя я не раз и не два отметил искреннюю заинтересованность организаторов соревнований в разработке маршрута и той поразительной ориентации на его утяжелении. Видимо, в этом и есть тот особенный беговой шарм. Чтобы каждая кочка, каждый буерак, каждый сугроб, каждый ручеек заполнился, съехавшимся со всей страны участникам этого экстрима.
Поначалу возникало желание полюбоваться открывающимися с высот видами гор, но это было чревато падением, что подтверждалось практикой. В таких размышлениях и смешанных чувствах непонимания происходящего прошел еще час движений. Периодически я сопротивлялся обгоняющим меня соперникам, но это стоило усилий. Решил, что надо хотя бы пройти некий экватор состязаний.
Вот и второй питательный пункт. На часах 1.48. Здесь же поворот на 23-х километровый круг. Обрадовавшись шоколаду, апельсинам и коле со стаканами, я спокойно продолжил движение.
Трасса стала более приемлемой, как для бега. Исчез наст, исчезли замаскированные сугробы и бревна. Периодически соревновался с небольшой группкой бегунов, то отпуская их, то обгоняя. То и дело слышал от них "мерси", "пардон". Эти слова были наиболее распространены в сегодняшнем беговом сленге.
Несмотря на то, что трасса проходила в альпийском лесу и была достаточно удаленной от больших городов, постоянно встречались зрители, состоящие из лыжников, любителей нордической ходьбы с палками, любителей снегоступов и просто детишек из соседних деревень, которые подбадривали пробегающих криками "але, але, але" и указывали направление движения. Были также волонтеры, которые предлагали домашние сендвичи. В самых неожиданных местах прятались фотографы. Во время перебегания шоссейных дорог движение на них приостанавливалось своеобразными дружинниками. Многое удивляло и радовало. Периодически накатывали приливы слабости, во время которых переходил на шаг. Но они были короткими и, как правило, связаны с подъемами.
Вскоре к нам присоединились двадцаточники (они стартовали на 30 минут позже нас) и бежать стало значительно веселее. Многие в гору шли пешком и я резво их обгонял. Так незаметно приблизился к третьему питательному пункту, который размещался в деревеньке похожей на ту, из которой мы стартовали. Я даже удивился, так как мне показалось, что я уже вдалеке видел красную черепичную крышу гимназии. Но это оказалось лишь совпадением. Да и зрителей здесь было, как на месте старта.
Зато питательный пункт поражал разнообразием яств. Шоколад трех сортов, фрукты, сыры, колбаса, багеты, напитки. Многие из бегунов лакомились здесь, видимо, подолгу.
Перехватив на ходу колы с апельсиновыми дольками, обгоняя соперников с двадцатки, забыв о преследующей усталости, я устремился к финишу. На часах 2:48. Но мой порыв оказался преждевременным. Деревенька закончилась, и трасса опять свернула в лес. Видимо, немного осталось. Хотя в таком темпе и в таких условиях, мне показалось, я бы мог долго еще продолжать движение.
Неожиданно трасса опять вынырнула на шоссе и многие из бегунов стали ускоряться. Действительно показался стартовый городок. Финишный створ был в зале гимназии. На часах 3:13.05. Здесь встречаю фотографирующую меня, Надю.
Тяжеленное испытание позади. Слово, которое часто преследовало меня во время преодоления трассы, имело французские корни - авантюра.
Прохожу в буфетную, где барменши разливают колу, воду, горячий суп. На подносах фрукты, сухофрукты, шоколад, сыр, булочки, мармелад. Хороший перекус!
Приняв душ, мы занимаем очередь за обедом (хотя я предполагал, что он уже состоялся). На громадных передвижных сковородах, с 9-ти часов утра два повара готовили картофельно-мясное блюдо. Предъявив талончик на питание (один мы потеряли), нам выдали два подносами с нишами, которые повара постепенно заполнили горячим блюдом, салатом, йогуртом, багетом, яблоком и одноразовыми деревянными приборами. Все выглядело очень привлекательно и сытно.
- Бон аппетит, месье! - сказал мне повар в черной ковбойской шляпе, из-под которой выглядывала русая косичка.
- Мерси, месье!
Но из-за свалившейся усталости и дегидратации я ограничился лишь минеральной водой и йогуртом.
Сфотографировавшись с менеджером соревнований, мы пожелали друг другу удачи. Я на французском, он - на русском языке. В финишном протоколе я занял 18 строчку, отстав от лидера на 29 с небольшим минут. В возрастной группе был 12-м. Лишь четверым участникам удалось разменять три часа.
На обратной дороге к Сент-Этьену нас подобрал один из участников, с которым мы проговорили по уже стандартной схеме. На мой вопрос, связанный с его участием в других беговых видах, он ответил отрицательно.
- Только трейл. Травмы коленных суставов не дают такой возможности.
Переодевшись в отеле, мы отправились на вокзал. Но здесь нас ждало разочарование. Поезд в Лион будет в 16.48, в пути час, а наш поезд в Страсбург отправляется из Лиона в 17.05. Альтернативного автобуса нет. Билеты, купленные через интернет, обмену и сдаче не подлежат, как нам сказали в сервисном центре.
Поэтому пришлось приобрести стандартные билеты, оказавшиеся в три раза дороже приобретенных ранее. Где-то теряешь, а где-то находишь. Но настроение было испорчено. Это дополнилось поездом 1979 года выпуска, длительной дорогой (более 5 часов), неотапливаемым, отключенным от электричества, вагоном. И хотя проходящий проводник, осветив фонариком, наши уставшие лица, предложил перейти в соседний вагон, мы отказались, так как поезд был переполненным.
Страсбург нас встретил в полночь проливным дождем. Зонтами мы не запаслись, но благо, гостиница была неподалеку и, сориентировавшись по привокзальной карте центра города, спустя 7 минут, мы оказались в наших апартаментах.
Магазины в полночь оказались уже закрытыми, поэтому наш ужин состоял из продуктов, купленных в автомате гостиницы.
Фото номера отличалось от своего вэб-аналога. Грязный ковролин в черных пятнах, неработающая батарея отопления, минимум удобств, холодная вода в душе, хлипкая мебель, дефицит полотенец, шум в трубах и системе вентиляции, сломанная сушилка для одежды и прочие недостатки. И хотя на улице было не очень холодно, лишь накопившаяся за день усталость разморила нас сном и перенесла выяснение отношений с менеджером гостиницы на утро.
P.S. От трейла я отходил в течение последующей недели. Крепатура бедренной группы, голеней, четыре ногтевые гематомы, обезвоживание - вот некоторые итоги этого старта. Но положительных моментов гораздо больше! Он завораживает и притягивает!


Впечатления Нади.

Участие в горном трейле рядом с французской деревней Марл 24 января принимали в силу сложившихся обстоятельств. Именно в это время мы путешествовали по Европе. Иных спортивных мероприятий в тот период не намечалось. Лично у меня представления о предстоящих соревнованиях были самые поверхностные: дистанции на 33, 22 или 13 километров по заснеженным склонам Альп с перепадом высот от 400 до 1500 метров. Позитивный опыт участия в европейских пробегах притупил осторожность и мы, не раздумывая, подали заявки на участия еще в декабре через Интернет, оплатили стартовый взнос и приготовили медицинские справки, как просили организаторы, на французском языке.
За несколько дней до старта Слава торжественным тоном зачитал мне условия участия, которые включали в себя наличие у каждого спортсмена запасной смены белья, специального снаряжения для гор (!), свисток (!!) и одеяло (!!!). Поводом для волнения стал для меня и факт, что по протоколам предыдущих стартов никто из спортсменов не преодолевал 33 км меньше, чем за 3 часа. Мое воображение рисовало мне ужасную картину, как я в одиночестве по колено в снегу, преодолевая порывы ветра, бреду по самому краю обрыва горы в лучах заходящего солнца. Но обстоятельства на деле сложились так, что встал вопрос, как вообще добраться до места соревнований. Мы с комфортом расположились в отеле Сент-Этьена, но ведь от него до Марла еще 25 км! Как выяснилось за день до соревнований, 25 км серпантинной дороги, по которой общественный транспорт не ездит. Мы отправились пешком. Погода солнечная, + 8 градусов. Виды живописные. Идем прямо по трассе, так как пешие прогулки там не предусмотрены. Душа онемела от неуверенности. Минут через 30 нашего пути Слава предложил поймать машину. Через 31 минуту мы уже ехали в машине пожилой супружеской пары, любезно согласившейся нас подвезти. Похоже, они приняли нас за студентов, угостили конфетами и, по-моему, не совсем поняли о цели нашего пребывания в Марле. Городок представлял собой картинку из провинциальной жизни, правда, с высоким культурным уровнем. Температура на несколько градусов ниже, лежит снег, виднеется лес и горные склоны, но все это не представляло собой таких трудностей, для преодоления которых потребовалось бы специальное снаряжение... В зале спортивной гимназии, где проходила регистрация участников, нам вручили стартовые номера со встроенными чипами, талон на завтрашней обед и поясную сумку с бутылкой и складным стаканом.
Утро следующего дня началось для нас очень рано, улицы безлюдны, но в маленьких булочных добропорядочные пожилые французы уже читали свежие газеты за чашечкой кофе. Дорогу до места старта преодолели, воспользовавшись французской любезностью, а может быть и любопытством - все-таки наше появление на автотрассе было несколько... экстравагантно. Остановив машину, выяснили, что нам с водителем по пути - он тоже участвует в соревнованиях. Восход солнца мы встретили в Альпах. Трейл собрал, как мне показалось, в основном людей среднего возраста, спортивно подтянутых, у многих на ногах было что-то наподобие манжетов, защищающих от попадания снега в кроссовки (преимущественно "Саломон"), за плечами маленькие рюкзачки с протянутыми из них трубочками, чтобы пить на бегу. Многие приехали семьями, некоторые с маленькими детьми. Время перед стартом провели в весьма оживленной и доброжелательной атмосфере: обменивались приветственными улыбками, знакомые жали друг другу руки, делились новостями, даже у нас за этот период появились знакомые. Мы со Славой стартовали с интервалом в один час, и у меня было время, чтобы понаблюдать, как готовили обед. Это зрелище! На двух грузовиках привезли огромные, наверное, в диаметре по 1,5 метра, сковородки и десятки коробок с продуктами. Шеф-повар с парой помощников прямо в здании гимназии тушили картофель с мясом, Поразительно, что через 3 часа готовки у них хватило душевных сил на то, чтобы раскладывать блюдо по тарелкам спортсменов и с любезной улыбкой желать: "Бон апетитт, мадам/месье!".
В 10:00 был дан старт на 13 км. Уже в самом начале пути отметила отсутствие соревновательных порывов среди участников. Скорее это походило на флеш моб. Я даже была готова к тому, что кто-нибудь запоет задорную песню, а остальные подхватят. Примерно 20% дистанции проходили по трассе мимо жилых домов, пастбищ и ферм, далее по лесным тропикам и заснеженным просторам, небольшие спуски и подъемы чередовались, пока мы не подобрались к грандиозному подъему, на вершине которого открывался великолепный вид. И скорость, и концепция этого пробега позволяла приостановиться, чтобы сделать фотоснимки. Я лишь пожалела, что не взяла с собой фотоаппарат. Спустя 1:17 я, в общем, была готова к тому, чтобы уже прибежать, тем более, что мы вновь выбежали на трассу, вдоль дороги стали встречаться группы поддержки. У меня было впечатление, что я через короткий участок пути по лесу выбегу к месту финиша, а вместо этого оказалась на пункте питания, где я хотя бы определилась со своими перспективами: бежали еще 5 км. Снег белый-белый и упругий, в него даже приятно упасть. Склоны не очень крутые и вниз можно позволить себе буквально лететь, лишь слегка отталкиваясь ногами. В финишный створ влетела как футбольный мяч в ворота. Настроение прекрасное. Через некоторое время прибежал Слава, финиш которого мне удалось сфотографировать. Для меня в памяти этот уикенд останется скорее, как приключение, авантюра. Четыре дня во Франции, из них 2 дня мы провели в Марле и Сент-Этьене и ни дня в Париже!


День одиннадцатый.

В пробежках решили сделать выходной. Несколько подмерзнув ночью, я спустился на ресепшен, чтобы высказать свои претензии по поводу отопления. Улыбчивая девушка, извинившись, приняла заказ и пообещала вызвать техника.
Не успел я набрать воду в банку для кипячения, как в дверь номера постучали. Им оказался электрик. Такой оперативности мы не ожидали. Спустя пять минут после его колдовства отверткой над радиатором, наша комната стала наполняться теплом.
Со Страсбургом у нас не было никаких особенных планов. Остановочный пункт перед Германией. Город, известный всему миру своим судом, отличался архитектурой от Лиона. Если в первом преобладали какие-то испанские мотивы, то здесь было что-то от Амстердама. Каналы, покошенные дома с узкими фасадами, плавающие лебеди. Не было лишь городского бурления. Может потому, что сегодня понедельник, и музеи, как правило, закрыты в этот день, а некоторые из магазинов открывались после обеда, может, потому, что в нем нет таких ярких достопримечательностей или это особенность местных жителей. Мы терялись в догадках. Также, как и в резком уменьшении увлеченных спортом, бегунов и велосипедистов.
Однако впервые на территории Франции услышали русскую речь, принадлежащую туристам, громко обсуждающим сочетание водки и гренадинов.
Прогулялись по уютным, тихим, не отошедшим от Нового года, мощенными булыжниками городским улочкам, позавтракали вкусными эклерами и багетами в миниатюрной булочной, которых здесь превеликое множество. Мы зашли в первую понравившуюся и не разочаровались обслуживанием, качеством и домашним уютом. Также не заметили здесь вездесущих сетевых кебабов (аналог российской шаурмы), несмотря на то, что здесь находится крупный эмиграционный центр, в который мы случайно забрели.
В туристическом офисе, расположенном у знаменитого собора, нас ожидало небольшое разочарование. "Экскурсий в это время года нет. Зима - извинившись, сказала нам женщина-информатор, - могу предложить аудиогид по городу на французском, немецком и английском языках!" Но нас этот вариант не устраивал.
Да, зима! Сегодня похолодало до +40С, вчера в Сент-Этьене было +80С. Ночью шел дождь вперемешку с мокрым снегом.
Не переставая сравнивать этот город с другими, замечая небольшие отличия, мы осматривали центр, попутно заходя то в магазин одежды, то в магазин фарфора, то осматривая многочисленные кондитерские. Не пропустили культовое здание Страсбурга - кафедральный собор. Аналогичные постройки мы встречали и в Кёльне, Праге и во Фрайбурге, поэтому впечатления особенного он на нас не произвел. Занятно было наблюдать за установками по подсветке икон. Положив в специальное устройство монетку 20 центов, можно в течение 2-х минут любоваться освещаемой иконой или понравившейся скульптурной группой.
Шопинг здесь был менее удачным, продавцы менее приветливее чем в Лионе. Хотя, это может быть, лишь наше субъективное впечатление.
Набродившись по узким улочкам, прикупив местных деликатесов в супермаркете, мы занялись приготовлением домашнего ужина. Благо почти все необходимые для этого условия у нас имелись в номере.


День двенадцатый.

Утро началось с пробежки по городу. В качестве ориентира выбрали набережную реки Или, но она постоянно перекрывалась домами, остатками фортификационных сооружений. Поэтому постоянно приходилось отклоняться от маршрута. Наши подозрения по поводу менее спортивного Страсбурга оправдались. Бегунов здесь было единицы и нас уже никто не приветствовал на бегу.
Расплатившись за гостиницу, мы отправились на вокзал. Следующим пунктом остановки был курортный город Баден Баден.
Из Страсбурга в Оффенбург мы добрались на дизель-поезде, состоящем из одного вагона. Билеты никто не проверял. Но над дверьми висел плакат, на котором на 8 языках извещалось о штрафе в 40 евро и возможности возбуждения уголовного дела за безбилетный проезд. Билеты нам пришлось приобрести во второй раз, так как опять по вине нашей почты, они к нам так и не дошли.
Через час дороги мы оказались на вокзале слегка запорошенного снегом Баден Бадена. Еще в поезде прочитали релиз о его достопримечательностях. А с учетом погодных условий (-10С, ветер со снегом) решено, что отправимся в термальные ванны.
Их в городе две: "Фридерихсбад" и "Термале Коралс". Обратившись к мужчине, стоящему на автобусной остановке с вопросом о проезде в центр города и о термальных ваннах, мы получили вполне исчерпывающий ответ.
- Это фантастика, незабываемые впечатления, море релаксации...это то, что обязательно необходимо посетить в нашем городе..., - мечтательно комментировал свои впечатления пожилой мужчина. - Выходить необходимо на Леопольдплац, от которой 5-6 минут пешей прогулки. Рекомендую "Фридерихсбад"...цена 25 евро.
- Спасибо большое.
В подошедшем автобусе из разных мест слышалась русская речь. Мы терялись в догадках. Кто эти пенсионного возраста люди, которые обсуждают свои домашние хлопоты, распродажи в магазинах, детей? На туристов они не похожи, на предприимчивых бизнесменов тоже. Наверное, потомки дворян, бежавших из России в 17-м году.
Но кроме них было еще много других черт присутствия в этом немецком городке русской культуры. Рекламные надписи на витринах офисов и магазинов о сдаче, продаже недвижимости, об отдыхе и лечении. Даже встретили представительство Краснодарского края, которое выступало гарантом стабильности в совершении сделок в этом регионе. Надписи в магазинах "здесь говорят и понимают по-русски", сопровождались родной речью продавцов, правда, с некоторым акцентом.
В информационном бюро, определившись с банным комплексом, мы решили остановиться на современном спа "Термале Кораллс", который оказался несколько демократичным в ценовой категории и содержал в себе больше термальных ванн и бассейнов. К тому же в нём не было необходимости обходиться без купальных принадлежностей.
Уплатив 34 евро за двоих, мы на три часа погрузились в неописуемый восторг от впечатлений, вызываемых сочетанием природных источников, человеческого ума, фантазии и научных достижений. Я не знаю с чем это сравнить. Все предыдущие мои посещения аквапарков, саун, бань, не входят ни в какое сравнение. Пройдя лишь три четверти из предлагаемых спа-процедур и, потратив в каждом из них не более 5-7 минут, мы так и не уложились в запланированные три часа.
Всевозможные термальные ванны, как в закрытом помещении, так и на открытом воздухе в окружении вечнозеленых растений, припорошенных свежевыпавшим снегом. Различные виды гидромассажа и ароматические комнаты.
Но на втором этаже комплекса, нам пришлось подчиниться местным правилам и взять в аренду полотенца, так как вход во все комнаты запрещал ношение на себе плавок и купальников и рекомендовал использование полотенец. Об этом свидетельствовали надписи на табличках на 4-х языках, в том числе и на русском.
Мы вспоминали наш отечественный спа-сервис и не находили ничего подобного и доступного. Комната сауны кристаллов, зал релаксации - космическая лагуна, зал отдыха и наслаждения видом из окна, аромасауны, финские, римские, турецкие и прочие, прочие, прочие.
С пересадкой в Карслруэ мы добрались за полтора часа в Штутгарт, где предстояло решить очередной ребус, связанный с поиском нашей гостиницы. Карта указывала на шестикилометровое расстояние, но найти на привокзальной карте нашу улицу мы не смогли. Обратившись к кассирше поездов пригородного сообщения, мы попросили совета, как лучше добраться на Бутроперштрассе. Ее ответ был обстоятельным и технологичным. Она распечатывала схемы сообщений, показывала нам маршруты на дисплее. Удостоверившись, как настоящая учительница, что мы ее поняли, нам пожелали удачи. Не успели мы надеть наши рюкзаки, как наша провожатая попросила вернуть распечатки и схему маршрута со словами: "Это плохой вариант...я подыщу вам получше и побыстрее...". Через несколько минут она давала новые ЦУ по поиску нашей улицы: "Одна остановка на S1, S2, S3, путь 102, вот схема отправления. Затем на Вильгельмплац сядете на 56 автобус, проедете 5 остановок. Вот расписание движения автобуса со всеми остановками. Итого на все 15 минут. Знаете, как найти 102-й путь?"
Поблагодарив непривычно вежливую кассиршу, мы последовали ее последним инструкциям, которые оказались очень точными, как и движение транспорта.
Отель оказался на городской окраине. Точнее даже не отель, а гостевой дом. Молодой человек, внешним видом напоминавший русского студента, заполнил регистрационные формы, выдал нам ключ, код доступа в интернет, принял от нас оплату за сутки и пожелал нам приятного отдыха. В этом отеле мы бронировали три ночи, но планы изменились, и мы решили остановиться на одни сутки. Да и отель отличался аскетичностью обстановки. Отсутствие полотенец в номерах, телевизора, фена, минимум удобств, слишком экономные батареи отопления, которые так и не прогрели нашу комнату...
Посетив ближайший супермаркет Penny, мы приготовили себе домашний ужин. Не перестаем поражаться относительной дешевизне местных продуктов питания. То ли это связано с высокотехнологичным сельским хозяйством в Германии, то ли это гиперприбыли наших предпринимателей?


День тринадцатый.

На пробежку вышла Надя. Мой коленный сустав после вчерашних ускорений с рюкзаками дал о себе знать - боль беспокоила в покое, поэтому я сегодня воздержался. Возвратившись с тренировки, она рассказала, что наш отель находится на окраине города, а парк, который вырисовывался на карте зеленым пятном, представлял собой лютеранское кладбище.
На сегодня у нас запланировано путешествие в Шроцберг - небольшой немецкий городок в 100 км от Штутгарта. Как рассказывала Википедия, его население составляло 5000 жителей.
В нем уже несколько лет живут Надины друзья детства - семейная пара. По скайпу нам рассказали о маршруте проезда, дали расписание поездов и посоветовали купить Baden Wurtemberg Tiket. Мы уже пользовались этим билетом, предназначенным для проезда 5 человек на всех видах железнодорожных дорог земли Баденвюртемберг. Его действие распространялось и на будние дни, но лишь в часы с 9.00 до 15.00. Стоил он при покупке через автомат 28 евро и существенно экономил средства, даже на двоих пассажиров. Единственное условие, он не распространяется на высокоскоростные поезда серии ICE.
Мы заметили, что в Германии много различных скидок на билеты, как городского, так и междугородного сообщения. Иногда это даже дешевле, чем покупка билетов заранее через интернет.
И вот мы на городском вокзале, украшением которого является вращающийся на высокой башне логотип компании Mercedes Benz. Поезд, в котором нам полтора часа ехать до города Крайцлхам выглядел несколько архаично. В нем сделали ремонт, о чем свидетельствовали клейма на стеклах вагонов, датируемые 1992 годом, но обстановка и дизайн соответствовали 70-м годам. Открыв ноутбук на вокзале, я обнаружил вокзальную сеть WiFi, в которой можно почерпнуть любую информацию, связанную с движением поездов, стоимостью билетов, а также заказать электронный билет.
Мы не спеша тронулись в путь на восток Германии. Видимо это было не очень популярное для туризма направление. Встречные поезда встречались редко, вокзальные полустанки выглядели несколько малолюдно, поезд подолгу останавливался на станциях (но следовал по расписанию). И в Германии есть свои исключения.
На выходе из вокзала нас встречал Александр. Выйдя из машины, извинившись за небольшое опоздание, он пожаловался на снежные заторы на трассе и медленное движение фур.
- Это очень нетипичная зима для юга Германии. Обычно снег здесь лежит несколько дней в году, и, как правило, недолго. Вчера же была метель, утренняя температура понизилась до 7 градусов мороза.
Так в разговорах мы проехали 18 км до города Sсhrozberg, где он живет вместе с супругой Еленой и сыном Деном. Родились и выросли они в Казахстане и постепенно перебрались в Германию. Елена находится в декретном отпуске и ждет второго ребенка (ранее работала на мясном складе). Саша работает на заводе по производству вентиляторов. Мы посмотрели на быт и жизнь русских эмигрантов - работяг и порадовались за них. Съемная трехкомнатная квартира в коттедже, автомобиль среднего класса, необходимый набор домашней техники и аппаратуры для удобства и развлечений, гарантированный отдых и гарантированная работа (пусть и не всегда высококвалифицированная). Но в жизни присутствует социальная защищенность, а это для человека является самым главным!
- Сейчас решаем, в каком городе будем жить. Выбираем квартиру, чтобы взять в банке кредит на покупку. Думаем лет на 20, под небольшой процент... - рассказывал Саша. - А в отпуск мы ездим так. Приезжаем в аэропорт и смотрим, где есть ангебот (скидка). Где предлагается наиболее выгодный ангебот, в ту страну и летим. Рискуем, конечно, так как отпуск всего лишь раз в году, но зато скидка значительная.
Скучаем, конечно, по Казахстану. Родина все ж таки! Еще так и не решил, какой паспорт (российский или немецкий) себе оформлять? Осталась пара месяцев на размышление.
Лена сообщила, что ей постоянно звонят из службы занятости и предлагают какую-нибудь работу. "Недавно предлагали работу почтальона. 2 раза в неделю по полтора часа в день разносить почтовую корреспонденцию. Зарплата 150 евро в месяц".
Нас очень душевно встретили, и нам было неловко отказываться от предложения погостить у них в течение двух дней. Поэтому все мероприятия решили сократить во временном интервале и уместить в один день.
После обеда отправились в туристический городок Rottenburg, что в 14 км от нас. Уже вечерело. Музеи были закрыты, а улицы относительно безлюдны. В окружении крепостных стен его центральная часть так и осталась жить в средневековом стиле. Побродили между уютных домишек с остроконечными крышами, которые могли бы выступить декорацией к средневековой сказке, полюбовались разукрашенными витринами лавок и магазинов, демонстрирующими предметы гордости роттенбуржцев: пивные кружки, ножи, посуду из стали, всевозможные кулинарные изыски. Изрядно подмерзнув, мы отправились в город Bad Mаrgenshteim, который находился в 44 км. В Германии много городов с приставкой Bad, что в переводе означает ванна. Вот и сегодня нам предстояло знакомство с сауной и термальными ваннами этого региона. В пути у меня не раз возникала мысль: "Зачем так далеко ехать ради какой-то сауны?". Да и разве можно удивиться обычной сауне после посещения Баден Бадена.
Заплатив 8 евро за входной билет, мы на 3,5 часа погрузились в полноценный спа-отдых, в котором сочетались различные ванны, бассейн и сауны. Я по привычке проводил аналогии с Баден Баденом, выискивая отличия и плюсы. Думаю, что напрасно, так как это другой вид отдыха. Обстановка и посетители были в каком-то одомашненном виде. Складывалось впечатление, что многие знакомы друг с другом. Обычный средний класс, который пришел после работы расслабиться и получить удовольствие. Некоторые из посетителей в баре сауны попивали пиво, но в умеренных количествах.
Затем перешли на территорию под названием "nudist area", которая подразумевала под собой определенный дресс-код.
В финской сауне я почувствовал себя на каком-то партийном собрании. Каждый входящий что-то говорил и занимал определенное место на трехъярусной п-образной трибуне. Когда же все места были заняты, и в помещении собралось с полсотни мужчин и женщин, в сауну зашла высокая, стройная блондинка, женщина-инструктор - банщица и выступила с речью, из которой я понял, что она рассказывает о целебных силах лимона и эвкалипта. Затем она приступила к пируэтам вокруг сидящих с плавными размахиваниями полотенцем, что перемежалось подливанием ароматической жидкости на камни сауны. Теплый, ароматический воздух способствовал глубокой релаксации.
Спустя некоторое время она вышла, а за ней потянулись и все остальные. Но полотенец никто не взял. Вышел и я. Это оказался антракт. В предбаннике из пластикового ведерка она раздавала приятно пахнущий белый порошок с крупными кристаллами, которым предлагалось натереть кожу (по видимому, ароматическая соль). Кто сам, кто в составе супружеских пар, некоторые были с взрослыми детьми (старше 14 лет) натирали себя солью. Затем началось второе действие, которое также состояло из лекции, размахивания полотенцем и поливанием камней ароматическим составом. После этой процедуры можно было поплавать в небольшом бассейне с прохладной водой на открытом воздухе или охладиться в бочке с кубиками льда или перейти в соляриум. На стене я заметил расписание заходов в сауны и бани с указанием используемых ароматических добавок.
Проведенные 3,5 часа оказались недостаточными, чтобы в полной мере вкусить все прелести водных процедур.
Я рассказывал Александру о том, что в Москве, к сожалению, на сегодняшний день ничего подобного для широкой публики. Имеющиеся банные салоны ориентированы на своеобразный отдых, и чаще под ними маскируются бордели. Мы как-то просматривали в он-лайне многочисленные сайты и ничего не нашли подходящего и доступного для семейного отдыха. Выручает лишь реабилитационный центр в Сокольниках, куда мы изредка ходим по договоренности.
До трех часов ночи за теплым, душевным ужином мы рассказывали о современной России, они делились особенностями проживания в Германии. Столько информации об этой стране мы не узнали за всё наше предыдущее путешествие. Мы догадывались, что не всё так гладко в этой стране, как кажется на первый взгляд. Есть и свои минусы, которые недоступны для туристического обозрения. Хотя нам, сторонним наблюдателям они показались несущественными.


День четырнадцатый.

Этот предпоследний день нашего отпуска мы начали с пробежки в заснеженном, завьюженном лесу. Вдвоем с Надей, в своеобразном гандикапе, утопая по щиколотку в снегу, мы пробежали чуть менее часа, получив мощный заряд энергии на сегодняшний день. Сегодня их район занесло снегом, и местные жители вышли на уборку тротуаров вокруг своих домов. Большинство из них проживают в 2-3-х этажных коттеджах, по 4-5 семей в каждом из них. Внутри дома и вокруг него идеальная чистота. По очереди жители несут вахту по уборке закрепленной территории, о чем свидетельствуют сменные навесные таблички перед входом в квартиру. В городке много русских семей, есть русский магазин, в котором работают русские продавцы и продаются русские продукты популярных брендов, но произведенные в Германии, что заметно, когда присматриваешься к этикеткам на товаре.
Без работы в Германии остаться практически невозможно, но найти высокооплачиваемую и по желаемой специальности достаточно сложно. Наше образование не ценится, но приветствуется. Различные социальные службы постоянно обзванивают безработных, предлагая вакансии.
И вот мы опять в Кларцхайме. Поблагодарив за гостеприимство и пообещав приехать в будущем, мы запрыгнули в опоздавший из-за снежных заносов, к нашему счастью (следующий был через 2,5 часа) поезд, идущий в Штутгарт.
От гостиницы, в которой останавливались в последний раз, мы решили отказаться. На сайте booking.com сообщалось, что отель Espenlaub, в котором мы останавливались при первом посещении Штутгарта, предлагает двухместные номера по еще более низкой цене - 30 евро (с завтраком). Мы даже не поверили, что в центре города могут быть такие низкие тарифы на проживание. Но решили, что не будем загодя бронировать, а снимем номер, зайдя "с улицы".
Улыбчивый, склонный к полноте молодой человек, находящийся на ресепшене, спросил у нас номер нашей брони. Услышав от нас, что мы ничего не бронировали, он посмотрел на экран дисплея компьютера и вежливо ответил: "мест нет".
Я спросил у него о близлежащих отелях. Он любезно обзвонил два из них. Ответ нас также не утешил: "Мест нет!"
- Попробуйте хостел Франк 30. Он находится за углом красного кирпичного дома по нашей улице.
- Спасибо большое. Чуус...
В обозначенном этим молодым человеком месте предлагались лишь отдельные кровати по 23 евро с человека в комнатах на 4-х до 6-х проживающих, что нас не устраивало.
Решили найти интернет-кафе и посмотреть по букингу, в каких близлежащих отелях есть свободные номера.
Но на страничке отеля Espenlaub мы обнаружили свободные номера по вчерашней цене - 30 евро. Оформив бронь, и распечатав заказ, уплатив 65 центов темнокожему держателю кафе за пользование компьютером и принтером, мы вновь ушли повторно штурмовать забриолиненного брюнета с хохолком.
Он не поверил нашей оперативности, и его лицо выражало удивление, когда он всматривался в пин-код брони, наши паспорта. Но оперативно присланный в отель факс подтверждал легитимность нашей сделки. Мы поняли, что booking - это своеобразная "крыша", которая гарантирует и защищает интересы отельеров и туристов.
Удовлетворившись предоставленным номером и оставив тяжелую поклажу, мы выдвинулись на поиски музея Porsсhe, который, как значилось из рекламного буклета, находится на одноименной площади. Этому музею исполнился год, и его еще не было в сводном каталоге городских достопримечательностей. Обратившись к улыбчивой даме с румынской фамилией (значившейся на бейдже) в сервисном центре по продаже проездных билетов, мы получили распечатку движений у-банов и с-банов с длительностью пеших переходов. (Дама не понимала английский язык, но она понимала наши мысли). Мы еще раз порадовались немецкой благожелательности и направились в сторону главного транспортного центра Штутгарта - железнодорожного вокзала.
Музей выглядел футуристично и демонстрировал роскошь, скорость и изысканность, как автомобилей, так и интерьеров, в которых превалировал белый цвет. Двух с половиной часовая прогулка с русским аудиогидом расширила наши представления о машинах, гонках и мире. Речь гида была построена с тонким чувством юмора, и не утомляла технической загруженностью.
- Эта машина была создана для широкой публики. Но она должна быть простой, чтобы самый маломальский водитель мог управлять ею. Как и все представители Porsche, она сочетает в себе гоночный спорт-кар и машину, на которой можно съездить в булочную... - комментировал голос аудиогида очередную новинку автоконцерна.
Когда мы решили осмотреть салон по продаже машин, на табличке выставочного экземпляра "машины для булочной" красовалась цена 400 тыс. евро!
После окончания культурной программы последовал шопинг того, что мы оставили на последний день. За пять минут до закрытия магазина мы вышли из Karlshtadt, неся в руках упакованную кроватку для кукол и набор профессиональных кухонных ножей. Опять порадовались проницательности немецких продавцов, которые с полуслова понимают скрытые желания русских покупателей. Теперь можно расслабиться после недавней спешки в выборе кукольного аксессуара, так как промтоварные магазины в Штутгарте все закрыты, и перейти в продуктовые лавки.
Ужин с ординарным Вюртембергским вином и немецкими сырами символизировал окончание отдыха. Завтра нас встречает Родина!


День пятнадцатый.

Оперативные сборы, завтрак, пешая прогулка по чистому, проснувшемуся городу до железнодорожного вокзала с вращающимся логотипом Mersedes-Benz, S-bahn, аэропорт. Все идет по расписанию. От пробежки сегодня отказались, так как вставать в начале шестого не хотелось.
Наблюдаем за соотечественниками, проходящими регистрацию.
- Ты, что колбасу везешь? - спрашивает жена у сопровождающего ее мужа, который перекладывает сверток из ручной клади в чемодан, сдаваемый в багаж.
- Да.
- Зачем?
- Есть...У нас же нет мясной колбасы.
- Зачем тебе так много?
- Чтобы было...
- А сыр купил?
- Да, две головки. И стиральный порошок, и масло, и сливки... Виски и вино купим в duty free.
Действительно, сложившаяся ситуация на отечественном продовольственном рынке приводит к тому, что вместо бесполезных сувениров, наши сограждане везут с собой воспоминания, фотографии и колбасу.
Концепция "что-то теряешь, а что-то находишь" здесь повторилась. Сдав багаж, мы попытались воспользоваться услугами tax free, но было уже поздно. Необходимо было предъявить купленный товар, который уже грузился в самолет. Расстроились, так как у служащей авиакомпании, оформлявшей нам посадочные талоны, дважды переспрашивали по поводу пункта tax free и порядке оформления. Женщина-полицейский, сказала, что мы зашли к ним не с той стороны, и выдала нам русскую версию распечатки по поводу этой услуги. Делать было нечего, и мы отправились осматривать торговую зону аэропорта. В duty free шла бойкая торговля спиртным и парфюмом, но цены и выбор отличались от внуковского аналога в худшую сторону.
Случайно оказались в очереди среди пассажиров, улетающих в Атланту. Но тогда мы еще не знали, на какой рейс мы идем, и почему нас досматривают во второй раз, причем более детально чем в первый.
- Снимите обувь, предъявите содержимое сумочек, - командовали таможенники, - А это что у вас? - потряхивает перед собой и с интересом разглядывает работник границы белую пластиковую коробку.
- Соль... морская соль.
Мы ее купили во Франции для приготовления гипертонического раствора и постановки компрессов на инфицированную мозоль у Нади и по привычке носили с собой.
- Пройдите на детальный осмотр.
Нас вывели из общей очереди в отдельную комнату, оборудованную неизвестной мне аппаратурой, которой заведовал аккуратно одетый мужчина средних лет. Мой фотоаппарат подвергся газохроматографическому анализу, также как и наша соль (я об этом лишь догадывался по бумажным полоскам, которыми он подобно фокуснику исследовал в нем всевозможные щели и отсеки). Что было бы дальше - неизвестно, пока нас не выручил полицейский, который решил уточнить наш пункт назначения и не увел из этой очереди.
Родина встретила серым небом, морозом и привычной скромностью эмоционального реагирования.
На отрепетированное за две недели "Здравствуйте!", никакого реагирования и т.п. и т.д., что вызывает недоумение и раздражение. Опять уйдет время на адаптацию. Но к хорошему быстро привыкаешь.
Франция: Страсбург, Сент-Этьен, Лион    Швейцария: Цюрих    Германия: Штутгарт, Фрайбург, Баден-Баден    Лихтенштейн: Вадуц   
  • 268
  • 0
  • 2
В избранное ответить

Напишите свой ответ

Трипстер
Трипстер Рекомендация
Узнать расписание поездов и купить железнодорожные билеты можно на сайте ufs-online.ru.
Задайте вопрос про город местным жителям и путешественникам,
уже побывавшим в нем
задать вопрос